Станция поцелуев

03 июля 2024
- Муханов Игорь

Эльдар отличался от мужчин, прошедших середину своей жизни, тем, что не слушал советов, даваемых случайными людьми. И ещё тем, что носил красную рубаху, помогавшую ему вспомнить, что он – цыган. И хотя в кармане его брюк, напоминавших шаровары, и находился смартфон, звонивший порой с утра до вечера, Эльдар воспринимал эту жизнь как настоящий цыган. И надевал иногда сапоги вместо кроссовок, чтобы воскресить в своей памяти кибитку и коня. А ещё – степь, цветущую по весне красными маками и звавшую птичьими голосами вдаль.

В то утро, о котором мы хотим вам рассказать, Эльдар казался особенно углублённым. Какая-то дата застряла в его голове, как застревает шпилька в волосах женщины. Эльдар помолодел лицом, дышал глубоко и с наслаждением. И улыбался так, словно видел коня, пасущегося в поле. Который мог бы принадлежать ему, прояви он желание и сноровку.

Эльдар ходил из угла в угол просторной залы, в которой его спутница жизни пила за стеклянным столиком чай. Казалось, она догадывалась обо всём, что происходит с её мужем, и чутко следила за ним, ожидая для себя подарок, составленный из слов.

Эльдар остановился возле окна, потёр рукою лоб, словно стараясь вспомнить о чём-то, и вдруг повернулся и спросил:

– Не помнишь ли, дорогая, сколько паровозов стояло на станции города Энска, когда мы туда пришли?

Лиза – так звали спутницу жизни Эльдара – поставила чашку на блюдце, от чего та радостно зазвенела, и откинула голову назад.

– Кажется, 37, – ответила Лиза через минуту, закончив считать.

– Ух ты!..

Эльдар запустил руку в свои кудри, в которых местами уже проступала седина, и улыбнулся.

– И в каждом из этих паровозов мы целовались с тобой?

Лиза ответила не сразу. Всплеснула рукой, словно ловила бабочку, залетевшую случайно в окно, и произнесла:

– Да!

В зале воцарилась тишина, излучающая из себя невидимое глазу счастье. Словно бы включили настенные бра, которые давно не включали. Эльдар подошёл к креслу, в котором сидела Лиза, и коснулся губами её причёски, дышавшей утренней свежестью.

– А помнишь, как мы удирали от своего прошлого? Как жгли безжалостно уголь, кормили птиц нетерпения, и как застилали дымом глаза тех, кто устремился за нами в погоню?

Лиза отодвинула чашку от себя, встала и плавными движениями, которыми всегда любовался Эльдар, стала подниматься по лестнице, ведущей на второй этаж. Через минуту она уже спускалась вниз, прижимая к груди альбом со старыми фотографиями.

– Вот он, паровоз под номером 26, на котором мы совершили побег из своего прошлого, – сообщила Лиза, раскрыв альбом посередине.

Воздух, пропущенный в залу кондиционером, зашевелился. Это Эльдар обошёл кресло и нагнулся над чёрно-белой фотографией, хранившей тепло ушедших лет.

Эльдар внимательно осмотрел чёрного гиганта, похожего на чёрта с приставленной к нему трубой. Покрытого снизу доверху заклёпками, красневшего кругами своих огромных колёс. И поручни паровоза, испачканные маслом и углём, приветливо заблестели. Дважды, с чувством глубокой радости, Эльдар протягивал руку к фотографии, но тут же её отнимал. А после голосом, требующим беспрекословного подчинения, заявил:

– Немедленно принтер! Формат 3D. Мы создадим паровоз номер 26 в его полную величину и снова уйдём от погони!

– Но за нами никто не гонится, – ответила Лиза, пожимая плечами. – Ни мои родители, ни твой отец, ни комиссия по делам несовершеннолетних, которая советовала нам подождать с женитьбой хотя бы один год!

Что-то, имевшее значительный вес и размеры, ударило в стену гостиной, без труда проломило её и стало удаляться в степь. Быстро набирая скорость, испуская звуки из трубы…

Эльдар приблизился к Лизе. И когда та склонила голову на его грудь, почувствовал дурманящий запах её губ и тёплый ветер степи, смешанный с запахом угля, пылавшего в паровозной топке…

Лиза взяла Эльдара за руку, и вместе они вышли в проём, зиявший в стене их дома, на улицу.

Вдали, у самого горизонта, сначала не было видно ничего. Но вскоре глаза привыкли к яркому свету. Обозначились холмы, похожие на тюбетейки, плавно переходившие один в другой. Присмотревшись внимательней, Эльдар и Лиза различили жёлтые пятна на холмах. Словно бы их испачкал краскою маляр, пропустивший по случаю дня своего рождения стопку-другую. Это были одуванчики, цветущие на солнечной стороне. И по этим холмам, то залезая на самую вершину, то спускаясь вниз и теряясь среди деревьев и теней, двигался паровоз. Словно бы чёрным карандашом обводил он контуры горизонта. Ветер тут же размывал дым, испускаемый его трубою, и небо снова сверкало чистотой.

Эльдар и Лиза смотрели друг на друга, словно они встретились впервые. Не в силах сдержать своей радости, воскресив свою молодость во всей её красе. И ветер трепал им волосы и воротники подобно полицейскому, призывающему соблюдать порядок в общественных местах.

– Цифровики будут смеяться над нами, корчить нам рожицы и вертеть пальцем у виска, – заметил Эльдар с насмешкой, когда чувства его немного улеглись. И отшвырнул ногой пластиковую бутылку, брошенную случайным прохожим на пустыре.

– Это будет смех, пахнущий фрикадельками, только что приготовленными в СВЧ-печи, и салатом из квашеной капусты! – ответила Лиза, крепко пожимая его руку.

Прежде, чем исчезнуть совсем, паровоз №26 дал длинный, пронзительный гудок. Словно бы он прощался со своими друзьями! И после провалился как в преисподнюю. Лишь облака неизвестного происхождения – то ли земного, то ли небесного – виднелись ещё пару минут. Потом и они исчезли.

Лиза и Эльдар повернулись, чтобы идти домой. И тут увидели странное, если не сказать больше, явление. Из-за угла их дома показался почтальон в синем костюме с медными пуговицами, начищенными до блеска зубным порошком. Подойдя к Лизе и Эльдару, почтальон снял фуражку, украшенную лакированным козырьком, и вежливо поклонился. А затем, порывшись в своей сумке, протянул им телеграмму. На пожелтевшей от времени бумаге было написано:

«Просим заплатить штраф за угон паровоза. Станция Поцелуев. Ст. диспетчер Иванов».

– Станция Поцелуев… – протянул Эльдар и шлёпнул себя по голове. – Как же я сразу не догадался, что станция города Энска могла называться только так: станция Поцелуев!

– Вы ещё существуете? – спросила Лиза почтальона, стараясь быть внимательной к нему. И помолчав, добавила: – Ведь давно существует интернет, и письма по нему приходят почти мгновенно!

– Прошу не забывать, сударыня, что наша с вами встреча происходит в далёком прошлом, – ответил ей почтальон. И чтобы придать словам значительность, поправил свои роскошные усы.

– Распишитесь, пожалуйста...

Получив в руки квитанцию, подписанную химическим карандашом, почтальон спрятал её в сумку. И, попрощавшись с Эльдаром и Лизой, ушёл. Скрылся за углом дома так, словно растаял в воздухе! Оставив после себя впечатление, какое оставляет обычно художественный фильм. И только телеграмма, которую держал в руках Эльдар, убеждала наших героев в реальности случившегося события.

На берёзе, росшей неподалёку, запела какая-то пичуга. И голос её, звучавший как испанская серенада, вернул Эльдара и Лизу в настоящее. Из гостиной залы, имевшей теперь огромный полукруглый вход, голубовато светился телевизор и словно бы звал их к себе. Эльдар и Лиза молча направились в свой дом. А в голове Эльдара, возбуждённой событиями дня, звучала составленная из слов музыка:

– Станция Поцелуев. Станция Поцелуев!

Автор: Игорь Муханов.