«The Beatles» - Битлз

06 июня 2024
- Богачева Наталья

Помню, как брат Левон сказал: «Хочу сделать себе брюки-клеш». Он был не первым в своем замысле, но он был изобретателем.

Практически обойдя весь мир, слава группы Битлз пришла в нашу страну в начале 70-х, а вместе с ней явилась мода на длинные волосы и брюки-клеш у мальчишек. Конечно, это было жалкое подобие той моды, законодателями которой стали лидеры группы Битлз Джон Леннон и Пол Маккартни. Ведь для них моделировали и шили одежду дизайнеры британского королевского двора.

Левон распорол брючины до колена и попросил меня вшить по бокам клин из другой ткани.
- Да легко, - ответила я и взялась за дело. Нашлась одна бесхозная ткань – ярко оранжевого цвета. Я вырезала клин и вшила его в обе брючины. Брат в это время рылся в коробке с пуговицами. Найдя подходящие по цвету, он пришил их в два ряда посредине клиньев, сверху вниз. Этого «дизайнеру» показалось мало.

- У тебя нет ненужных цепочек?, - спросил он.
 Откуда у меня, школьницы были цепочки.  Но брат не унимался. Идея захватила его. Он перерыл весь родительский шифоньер и нашел старую мамину сумку с ручками-цепочками (в ней всегда хранились документы).

Но и этого было мало. Брат сбегал в магазин «Хозтовары» и купил малюсенькие лампочки для фонариков. Он клеем прикрепил эти лампочки, а от них провел тонкие проводки к батарейке.
Когда он надел новые брюки-клеш и фраером прошелся по комнате, лампочки при ходьбе загорелись. Особенный эффект можно было увидеть вечером. А вечером брат «намылился» на танцы. На танцплощадке только начинали играть рок-н-ролл, твист уже выходил из моды.

Для меня Битлз были, прежде всего, образцом для изучения английского языка. Но страна еще о них не знала. Знали – избранные. Те, кто читал диссидентскую литературу, кто слушал «Голос Америки» или те, у кого была возможность бывать за границей. Там уже давно вовсю тиражировали виниловые пластинки с песнями Битлз, записанными на фирме грамзаписи «Gold Apple».

В Советском Союзе, в противовес западной капиталистической культуре, тиражировали гибкие пластинки и мильоны наскоро «испеченных» советских ВИА – вокально-инструментальных ансамблей «Цветы», «Самоцветы», «Веселые ребята», белорусских «Песняров».

У моей подружки Наташи был дома радио проигрыватель – такой большой на ножках. Фасад – панель радиоприемника, сверху открывалась крышка: там был вмонтирован проигрыватель. Ставилась голубая гибкая пластинка, на нее – игла и … перед нами представал новый мир. Это был мир пробуждения любви. Звучали не патриотические песни, заполонявшие экраны телевизоров, типа «И Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди…». Это были песни лирические – про любовь, про Нее и про Него. Каждому казалось, что это только его история любви. Разве можно забыть как в ДК «Спутник» тебя приглашает на танец известный в то время футболист из команды «Торпедо» Александр Рассамахин и звучит, почти выворачивая душу наизнанку: «Льет ли теплый дождь, падает ли снег, я в подъезде возле дома твоего стою….и припев: «В каждой строчке только точки после буквы «Л»…, ты поймешь наверно все, что я сказать хотел…».

Конечно, я влюбилась в этого футболиста. Он же был такой крутой, одет по последнему писку моды – вельветовые джинсы болотного цвета (плоска не вдоль, а поперек). Это был эксклюзив. Естественно, он привез эти джинсы из-за границы: футболисты выезжали за рубеж на чемпионаты! Он взялся меня проводить до дома. Мы сидели с ним на автобусной остановке «Военкомат» и целовались. На этом наш роман закончился. Он нашел другую девушку: я была слишком маленькой для него.

А у меня появилось утешение от неразделенной любви. Из Англии в очередной раз вернулась родная тетя с мужем дипломатом и детьми.
- Дядя, как переводится «битлз»? – спросила я у дипломата.
- Жучки, - просто и немногословно ответил он.
- А что такое «Нey, Jude»?
- Эй, еврей.
- У вас есть диск «Битлз»?
- Есть.
- Можно послушать?
- Приезжай, послушаешь.

К тому времени семья дяди-дипломата переехала из двухкомнатной квартиры с улицы Дунаевского, что рядом с Американским посольством, в 4-х комнатную в Новогиреево.
Я приехала к ним в гости.
- Вот пластинка Битлз, - сказал дядя.
Это был «White album» - Двойной Белый альбом. В нем кроме двух виниловых дисков было вложение из 4-х цветных фотографий битлов формата А4 и огромный лист-раскладушка с их песнями.

Я слушала песни битлов. Они как бальзам лились на душу и залечивали мою рану неразделенной любви к знаменитому на весь Советский Союз футболисту Саше Рассамахину.

Вскоре дядю направили работать в другую страну. Ключ от квартиры тетя оставила моей маме. Иногда мама приезжала туда протереть пыль и посмотреть, все ли в порядке. Я к тому времени заканчивала школу. Однажды напросилась с ней на квартиру тети.

Я в жизни не рылась в чужом белье, не открывала чужих ящиков. Всегда была мысль: это не мое и не мне предназначено. Но тут случилось что-то из ряда вон выходящее. Я увидела в левом углу гостиной, рядом с входом в спальню в книжном шкафу огромную кучу иностранных дисков. Меня ничего не интересовало, кроме Белого альбома Битлз. Вот же он!

Я бережно взяла в руки этот альбом, достала вкладыш с портретами битлов, вкладыш с песнями. Я начала переписывать эти песни в свою записную книжку, но у меня совсем не было времени, мама не собиралась оставаться здесь ночевать, надо было ехать домой.

Ничего не сказав ей, я аккуратно положила диск в целлофановый пакет (их, кстати, в то время тоже не было в Советском Союзе. Пакет я нашла здесь же, в квартире).
Я привезла Белый альбом домой, но у нас не было проигрывателя. Что делать? Звоню другу- однокласснику. Он тоже занимался футболом и очень хорошо знал Сашу Рассамахина, они даже иногда тренировались вместе.

- Вить, у тебя есть проигрыватель?
- У меня нет, но есть у моего друга, Лехи. А зачем тебе?
- У меня есть на время двойной альбом «Битлз», но негде послушать.
- Поехали к Лехе, Он, кстати, тоже футболист, и Рассамахин у него бывает иногда.
«Битлз», Леха, Рассамахин. Конечно, я уговорила Белина тут же ехать к Лехе. Мы поехали.

Мы сидели в полумраке лехиной комнаты и слушали песни «Битлз». Я слушала, но изредка поглядывала на входную дверь, казалось, вот сейчас она откроется и войдет Саша Рассамахин. Оба диска с двух сторон были прослушаны, но дверь так и не открылась, он так и не пришел. В тот момент я решила, что пора прекращать думать о нем, есть более важные вещи: например, учить песни «Битлз».

Дома я полночи переписывала их с огромного вкладыша. Все песни переписать было трудно, да и незачем. Я выписывала только те, которые мне особенно понравились. Конечно, среди них была песня «Hey Jude».

Я заснула почти под утро, а со следующего дня ждала момента, когда мы с мамой опять поедем в Новогиреево, чтобы вернуть диск назад.

Автор: Наталья Богачева.