Стихи Александра Вулыха

21 марта 2024
- Вулых Александр

ФЕВРАЛЬ

Еще один февраль ветра продули,
И месяц отфутболен во вчера,
Где безнадежно жизнь свою "продули"
Беспомощные дни и вечера.

И я, попав случайно в прошлый вечер,
Где скверным чувством припорошен сквер,
Бегу спасать проигранную встречу
По тихо уплывающей Москве.

Февраль, февраль, я твой вратарь корявый,
Спешу на выход из ворот пустых,
Но при паденьи руки окорябав,
Ловлю лишь только стынущий пустырь,

И на ладонях пятна свежих ссадин
Не успевают болью прорасти -
Лишь пустота и спереди и сзади
Февральским снегом не спеша хрустит,

И тишина пронзает на мгновенье,
Как будто запоздалый крик "атас!"...
А за спиною стекленеет время,
Кристаллизуясь где-то в окнах ТАСС.

28.02.1985

ТРИ ТАКСИСТА

Заведу вчерашнюю шарманку:
Ночь светла, пустынно на Руси…
Выхожу один я на стоянку
Внемлющего Господу такси.

Над столицей - шлейф ночного блефа,
И троятся у витрины дней
Три таксиста, три уснувших шефа,
Часовые Родины моей.

Три огня горят и смотрят в небо
Фанатично, словно Жанна д Арк,
И в глазах античных, как у Феба,
Два коротких слова – «Еду в парк!»

Где ж вы парки? Бабье лепетанье
Догорает в угольях колёс,
Чудятся тачанок очертанья,
Степь да степь, да на пустой вопрос

Нет ответа. Лишь включённый счётчик
Продолжает свой извечный бег,
Но последний рэкетир-налётчик
Сном убит, как честный человек.

На помятых крыльях птицы-тройки
Спит страна в строительном раю.
Я один, как призрак Перестройки,
На вокзальной площади стою.

Предо мною счастья поволока
Стелется от фар до фонаря.
Не берут в прекрасное далёко
Три таксиста, три богатыря.

16.08.1989

БАЛЛАДА О НЕУДАЧЛИВОМ КИЛЛЕРЕ

Мрачный киллер Василий Приблуда
Шел по улице в черном плаще.
На душе его было паскудно
От работы своей и вообще.

Под плащом вместе с пачкою «Кента»
И визиткой Турсуна-заде
Было спрятано фото клиента
И оружие марки ТТ.

Снег лежал, словно след от кефира
В недомытом стакане на дне.
Весь аванс за заказ на банкира
Был потрачен на шубу жене.

И к тому же Сереге Монголу
Занести надо было должок,
Да еще в музыкальную школу,
Где пиликал на скрипке сынок.

У него в этих хлопотах сраных
Как-то было все не по уму.
Он давно не сидел в ресторанах,
А питался в столовых «Му-Му».

И когда он ронял чьи-то снимки,
Из штанов выгребая рубли,
Проститутки из города Химки
Издевались над ним, как могли.

И от смеха ни разу не дрогнув,
Говорили они всякий раз:
«Вы, наверное, бедный фотограф?
Так снимите по соточке нас!»

Было все ему делать отвратно,
Но отвратней всего сознавать,
Что работал он как бы бесплатно
И бесплатно ходил убивать.

В жизни явно ему не фартило,
Не мигал ему счастья маяк.
Получалось, что как Чикатило,
Он не киллер, а просто маньяк,

Что в стране этой в зной или в стужу,
Где ему суждено выживать,
Даже самую жалкую душу
Невозможно за деньги продать.

А ведь не был всю жизнь он Иудой,
А ведь был кандидат в мастера,
И спортсменки в постели с Приблудой
При оргазмах кричали «ура!»

И портвейн разливался рекою,
И хотелось весь мир обнимать,
И вообще было время другое…
Эх, да что там теперь вспоминать!

Вот с такой невеселою думой
Хмурым утром, в назначенный час,
Шел Василий смурной и угрюмый
Выполнять свой преступный заказ.

Он вошел в подворотню спокойно,
Постоял, оглянулся окрест,
И, вогнав три патрона в обойму,
Просочился в закрытый подъезд.

А из тридцать девятой квартиры,
Совершенно не чувствуя страх,
Вышли: телохранитель банкира
И банкир Леонид Трахтенбах.

Он, понятно, был крут и удачлив,
С теннисистами в карты играл,
Разводил себе зелень на даче
И имел уставной капитал.

Что ему позволяло, как птице,
За границу летать через день,
Заниматься раскруткой певицы
Из салона одежды «Шагрень»

И вообще – жить на благо отчизне
С беззаботной душою святой
И не думать о бренности жизни,
Занимаясь ее суетой.

Освежившись с утра пивом «Миллер»
Вышел он из квартиры своей…

- Виктор, глянь, не стоит ли там киллер?
Не могу разглядеть, хоть убей!

Бугаина по имени Виктор,
Глянув в лестничный, темный пролет,
Произнес с выраженьем, как диктор:
- Да как будто стоит, идиот!

- Вот, сейчас он перчатки наденет
И глаза ощетинит, как зверь…
Так вот, Виктор, а все из-за денег,
Вся херня из-за денег, поверь…
Тут разумное, вечное сеешь,
А тебя вот берут на прицел…

- Точно так, Леонид Моисеич,
Хоть бы совесть он, что ли, имел!
Скольких киллеров вы повидали,
Каждый думал, что самый крутой.
Только все они в ящик сыграли,
А вы тут, потому как святой!
Хоть в мозгах бы извилиной вник-то,
Что ведь зла мы ему не хотим…

- Знаешь что, не ругай его, Виктор,
Не суди и не будешь судим!

Он на этих словах обернулся,
Словно подал Приблуде сигнал.
Киллер выстрелил и… промахнулся,
Снова выстрелил и… не попал.

Так вот пасмурным утречком ранним,
Говоря о добре и деньгах,
Выходил из подъезда охранник
И банкир Леонид Трахтенбах.

А в подъезде под действием чуда
У распахнутых настежь дверей
Плакал киллер Василий Приблуда
О нелегкой судьбине своей.

12.02.2010

Автор: Александр Вулых.

Страница автора на проза.ру.

Рекомендую к прочтению:

Воспоминания об отце.