Как Настя не стала плохой девочкой

12 марта 2024
- Дьяченко Надежда

Большую роль в воспитании Насти играла улица. Мама подозревала это и исправляла ее дурное влияние рассказами о том, что такое хорошо и что такое плохо. Школа осуществляла ее идейно-патриотическое воспитание. Успешно.

Девочка еще в свои шесть лет поняла, что знать матерные слова необходимо. Однажды подруга ее старшей сестры на улице мыла фикус. Настя подошла к фикусу и затронула пожелтевший лист. Он упал. Любка согнулась в три погибели и сказала:
- Лист волшебный. Он меня заколдовал. Пока ты не скажешь три матерных слова, я не распрямлюсь.

Настя знала только два слова и очень переживала, что не может помочь заколдованной. Любка идет с коромыслом по воду к реке, моет пол после побелки, заносит в дом цветы, вещи, все делает согнувшись. Настя ходит за ней, хлюпая носом от слез, потому что не может помочь страдалице. Когда Настя следующей весной, бегая между больших ребят, играющих лапту, услышала отборные маты, она сожалела, что не знала их прошлым летом. Хорошо, что колдовство как-то само прошло.

Это было в далеком детстве, а сейчас Насте двенадцать лет и она уверена: надо быть как все. Раннее утро. Настя полила огуречную грядку, подошла к соседскому забору и через щель сорвала с их грядки огурец. Съела, походила между грядок, поматерилась. Потом сходила в безлюдный переулок и написала на огородном заборе из горбыля матерный стишок. Полюбовалась красивыми буквами и осталась довольна собой. Первые шаги к "идеалу" успешно преодолены.

Соседки на лавочке судачат о непослушных современных детях:

- Такие детки пошли, что атомной бомбы на них мало. Ни школа, ни милиция совладать не могут.
- Неправда ваша, - говорит мама, - у меня Настя, да и подружки ее, хорошие девочки. Настя не бегает допоздна, все книжки читает. Погаснет свет, так она откроет дверцу печи и читает. При свете сядет в уголок между швейной машинкой и столом прямо на пол и читает. Угол холодный, я ей туда подушку брошу, пусть читает. В школе хвалят за то что читает и хорошо говорит.

Действительно, подружки у Насти ей под стать. Сидят они перед раскрытыми книгами с Люськой, большой выдумщицей по части проказ, и придумывают, чем бы веселеньким на уроке немецкого заняться. Смеются. Хлопает дверь, входит мама, и Люська моментально находит выход:
- Сказуемым называется подлежащее, которое при сложении склоняется. Мама у Насти неграмотная, но понимает: девочки учатся, стараются.

Правильно мама говорит: Настя допоздна не бегает. Летом она спит на сеновале. Как только взрослые улягутся спать, ее подружка Катя, старше Насти на два года, громким шепотом зовет:
- Настя, выходи!

Они перемахивают через забор и - на воле.   Дальше на тачок, где собираются подростки на танцы, игры. В ДК рановато, не пускают, а повеселиться хочется. Некоторые уже влюбляются, уединяются парами. Но Насте это не нужно. Ей хватает игр и танцев.

Надумали они с подружкой залезть в огород к большой любительнице садоводства. В Сибири тогда ягод в огороде не садили, в тайге полно. А у любительницы рос куст крыжовника. Хотелось попробовать, что это за фрукт. С замиранием сердца подкрались, прячась в высокой картофельной ботве, к кусту, сорвали ягоды, раскусили и плюнули. Жесткая шкурка, крупные зернышки, кислая. Никакого удовольствия, но зато какие ощущения! Душа от страха в пятках. Если бы попались, родители взгрели бы по первое число. Наказали несмотря на то, что сами рассказывали, как в детстве по огородам лазали. Вспоминали и смеялись над своими проделками.

Однажды мама все-таки Настю шлепнула прутиком по юбке платья прямо на улице, чтобы все видели. У нее правило было - шлепнуть, чтобы было не больно, а стыдно. Только мама не учла, что для соседей драки, битье детей были в порядке вещей, а Настя надулась и вечер просидела за книгой в своем углу на полу, молча. Если честно, то наказана Настя была за дело. Маме рассказали, как она подъехала на подножке товарного вагона и спрыгнула, напротив школы. Пацаны так делали, и она попробовала. Еще один эксперимент у нее на железной дороге был запланирован, но теперь испытательница решила действовать осторожней, чтобы никто не видел.

Мальчишки хвастались, что они могут устоять между двух поездов, идущих в противоположных направления на большой скорости. И голова у них не кружится. Настя выбрала момент, когда осталась одна между поездов. Темные вагоны с просветами чередовались с такой частотой, что у Насти закружилась голова, она присела, ухватилась за низенький бетонный столбик и закрыла глаза. Открыла, когда стук колес затих. Хвастать было нечем.

Папа Насти работает начальником участка леспромхоза, мимо которого она возвращается из школы. Он встречает дочь, некоторое время идет с ней и расспрашивает про оценки, про школьные дела. Школьные дела у Насти, как всегда, на высоте.
- По алгебре пять. За диктант два, но это не справедливо. Подумаешь - двенадцать раз написала глагол без мягкого знака. Это же ошибка на одно правило, можно считать за одну. А Васька заартачился, мол двойка, чтобы запомнила это правило на всю жизнь! Толян привязал ниточку к чернильнице на учительском столе, пропустил ее под партами до своей последней и дернул за нитку на географии. Чернильница упала и залила стол. Люська сдуру нитку оборвала, теперь ее и мою маму вызывают в школу. Но мы не виноваты, ты же сам говорил: "Доносчику первый кнут". С нас требовали, чтобы мы назвали, кто нитку привязал. Историк сбесился и ударил Грызунчика по шее. Теперь ему влетит, скорей бы этого психа из школы уволили. 

Когда ничего интересного не было, Настя выдумывала, что-нибудь для папы, и тот вместе с рассказчицей смеялся. Все-таки хороший у нее папа, понимающий. Смеется там, где мама бы осудила.

Но мамины нотации не прошли даром. Настя стала присматриваться к себе со стороны и давать оценку своим поступкам. Она заметила, что одноклассники врут, причем каждый раз об одном и том же событии по-разному. При своей хорошей памяти она решила не врать. Вдруг и ее память подведет! Нелепо выглядеть она не хотела. Папа уже не слышал от нее завиральных веселых историй из школьной жизни.

Настя прислушалась к наказам мамы: поменьше говори и побольше слушай, не сплетничай, не осуждай, не перебивай, когда тебе человек что-то говорит. Помоги, где можешь. Обходи стороной дурные компании.

Андре Моруа посоветовал не обижаться на то, что тебя подружки обсуждают с незнакомыми людьми за твоей спиной.  Пусть говорят и неважно что, зато ты приобретешь популярность. Совет спорный, но Насте помог: она перестала переживать по пустякам. Да и мама говорила: "На чужой роток не накинешь платок". Не делай ничего предосудительного, а там пусть чешут языки. Настя и ничего страшного не делала. Матерные слова не вышли за пределы огорода, украденный огурец и несколько ягод крыжовника она себе простила. Что требовать с неразумного ребенка двенадцати лет, какой она тогда была?

Труднее всего Насте было не горячиться в споре. Какой-то литературный герой, у которого ни один мускул не дрогнул на лице, а когда улыбался, его глаза его оставались холодными, стал для девочки образцом для подражания. Она тренировалась перед зеркалом. Вместе с улыбкой смеялись глаза, а про мускулы на лице лучше промолчать. Но со временем умение сдерживать себя к Насте пришло.

В пятнадцать лет Настя уехала в город учиться. В селе не было средней школы. Жила в интернате. В комнате десять девочек-девятиклассниц. Условия спартанские. Кровати сдвоенные, возле каждой тумбочка одна на двоих, через проход опять сдвоенные кровати. Вода холодная в ведре, туалет во дворе, баня городская. Рядом с Настей кровать пустовала. Девочку, которая занимала эту кровать исключили из школы. Ее на зимних каникулах комендант застала в постели с парнем. 

Как-то ночью Настя почувствовала, что на нее что-то навалилось. Она, не просыпаясь, попыталась освободиться от помехи. Не тут-то было. Проснувшись, она увидела одиннадцатиклассника Петю. Он обнимал ее! Настя возмутилась:
- Убирайся отсюда. Сейчас встану, включу свет.
Из разных углов донеслось:
- Не включай, мы потихоньку уйдем.
Потом девочки рассказали Насте, что мальчишки радуются: обманули тебя, один на другом через дверь выскочили, и ты не смогла их пересчитать. А мальчики, безо всякой просьбы рассказали, как они ночью попадают в комнату девчонок. И никто не упрекнул ее за испорченную "ночь любви".

В этот же вечер в красном уголке были танцы. Мальчики столпились в одном углу, девочки в другом. Петя, сильно возбужденный, громко говорил, жестикулировал, собираясь в очередной раз поразить публику своей пляской. Он занимался в школе народных танцев и впоследствии стал артистом какого-то танцевального ансамбля в Новосибирске, а пока развлекал ближних.
Насте вздумалось сбить с него спесь. Она громко объявила:
- Сейчас нас порадует своим искусством первый парень на деревне Петя Масюк.
Белобрысый Петя вспыхнул ярким пламенем, но не остался в долгу и пояснил своим товарищам:
- Она думает, что ей все что вздумается сказать можно.
Неловкую минуту прервали звуки Рио-Риты. Настя немного потанцевала и ушла. Она корила себя за мелкую месть.

По окончании учебного года три девочки, минуя десятый класс, отправились в роддом и ЗАГС. Настя приблизительно знала какая судьба их ждет: тяжелая неквалифицированная работа, пьющий туповатый муж, нищета. У нее дома в соседях были такие семьи. Мама ей не разрешала ходить туда гулять с детьми, потому что там постоянные пьянки. Родители в этих семьях не особо задумывались о судьбе своих чад.

С неблагополучными семьями понятно, но зачастую не минуют проблемы с подростками у вполне благополучных, на первый взгляд, родителей. Секретарь комитета комсомола школы Нина, с которой Настя тесно общалась по общественной работе, была очень активна. Говорила взахлеб о патриотическом и идейном воспитании, морали, нравственности. Мама у нее врач, папа - подполковник. После школы поступила в мединститут. Баллов недобрала, приняли кандидатом. Украла кроликовую мужскую шапку, исключили из института. Что ей не хватало? Загадка, чужая душа - потемки.

У Насти в душе тоже играли черти, но она их приструнивала так, что они не осложняли ей и окружающим жизнь. Права мама: с детьми надо дружить, разговаривать, контролировать всегда, несмотря на их хорошие оценки в дневнике и чистые наивные глазки.

Автор: Надежда Дьяченко.