Из дневника, март 1960

04 марта 2024
- Лещинский Феликс

01/03/1960, вторник
День прошел без особых происшествий. Ответил Сашке Козулину. Больше отвечать некому, писем пока нет. Работали на р/ст. Нужно было обменяться 100 группами, удалось дать обмен – 30 гр., поскольку 7 р/ст.  расположены рядом, - получаются страшные помехи. Вчера принимали обязательства к 1 Маю, принял обязательство получить по работе на р/ст. отлично. Следовательно, начало не очень хорошее. После обеда целый час гоняли с оружием, а завтра опять два часа строевой. К чему бы это? Поживем, увидим. Читали сегодня лекцию «О бдительности»: слушали без особого интереса. Вчера ждали подполковника, - не приехал, говорят, что завтра приедет. Везде наведен идеальный порядок. Больше и писать сегодня нечего.

02/03/1960, среда
День этот отличается от обычного дня тем, что он вегетарианский, т.е. без мяса. Кроме того, сегодня меня назначили истопником. Как я отношусь к этой должности? С одной стороны, она меня не радует, поскольку тут нужно работать самому, а это уже не интересно, - скучно. С другой стороны, - после обеда я сам себе хозяин, - это уже хорошо. А в основном, поживем – увидим. Вообще говоря, настроение угнетенное. Давно нет писем от Лиды Лубовой. Что с ней сейчас творится? Возможно, что узнала какие-нибудь подробности об отце или получила от него письмо и расстроилась. В этом случае она не скоро напишет письмо, поскольку считала, что я ее не понимаю. Она скорее напишет А.Кобзаревой. Упрекать ее в этом не могу. Ведь у нас, при хороших простых отношениях, все время чувствуется, что она бывшая ученица, а я – учитель. Собственно, я ничего не предпринимал, чтобы изменить эти отношения, поскольку это могло стеснить ее. Можно предположить, что она познакомилась с каким-нибудь парнем. Интересно, написала бы она об этом? Но если у нее настроение плохое, то она, как всякий человек, поделится с самым близким человеком. Очень трудно предполагать что-нибудь определенное, тем более, когда еще не совсем определенно знаешь человека. Во всяком случае, она молчит и это меня угнетает. Молчит и Сергей Рытов и Сергей Смирнов. Почему? Не буду гадать. Очевидно, надо к этому делу относиться спокойней, как относился Колька Ветошкин. Сегодня было у нас комсомольское собрание по обсуждению решений 7-го пленума ВЛКСМ. Вопрос стоял об общественном воздействии коллектива на отдельных членов его. Болтали много, говорили красивые слова, даже наш сержант Кузьмин выступил. Но за все собрание не назвали почти, ни одной фамилии. Для чего же тогда проводить такие собрания. Они никого не задевают и создают впечатление, что говорят о ком-то постороннем. Между тем, очень о много и многих можно было говорить конкретно на эту тему. Я о ней еще поговорю с тобой, дружище, только не сегодня. Знаешь, хочется сейчас немного попередавать. Кончаю.

03/03/1960, четверг
Банный день в армии или, во всяком случае, в нашей части. Рота только сейчас пошла в баню, а уже час, как стою на своем посту – у печки. Без денег в бане скучно, но об этом я уже писал когда-то и повторяться не хочу. Хочется поговорить о вчерашнем комсомольском собрании. Вчера от нашего взвода никто не выступал, было у меня желание выступить, но потом передумал. Если бы от этого была хоть самая малая польза, то я готов выступать на всех собраниях без передышки. Но от этого еще никогда пользы не было, поэтому лучше молчать. Но перед самим собой я, пожалуй, выступлю. Я хочу рассмотреть только наше – 2-е отделение.

Первым по списку числится Б., с него и начнем. Невысокого роста, но крепкий, быть может, не симпатичный из-за очков, фиксы и почти квадратного лица, но всегда подтянутый и аккуратный. Приехал из Владивостока, где работал слесарем (по-моему) в порту. Ребята его не уважают из-за его характера и привычки огрызаться, даже на шутки. Я бы ему простил эту привычку, поскольку он кажется еще совсем ребенком.

Но ребята сами еще молодые, потому относятся к нему непримиримо. Он стоит как будто на отшибе коллектива. Парень старательный и занимается хорошо, работать не очень любит. Видел я, как он работал на кухне. Но на глазах командиров он старается работать хорошо и, вообще, старается быть поближе к ним. Вот за это его очень не любят и даже подозревают, что он доносит командирам. Я думаю, что специально доносить он не станет, сболтнуть лишнее вполне может, поэтому тоже смотрю на него с неприязнью. Но я не могу сказать, что он мешает заниматься другим, потому и оставляю его в покое.

К. – наш групкомсорг. На нем стоит остановиться подробней. В его внешности ничего особого нет, хотя некоторые девушки и считают его симпатичным. Невысокого роста, плотный, но не сильный, лицо круглое с подбородком, который делает его похожим находчивого повара или зав. Складом, которому не везет... Из-за этого подбородка лицо его для меня отталкивающее, особенно потому, что оно его определяет в полной мере, оно соответствует его характеру, внутреннему миру и взглядам на жизнь. Приехал он из Мордовии. До Армии работал электриком. Отец его работал председателем колхоза. Я почти не жил в колхозе, хотя родился в селе, но из кино и книг знаю, что существуют председатели, которые не выполнив план, подсовывают государству разные бумажки. Такие люди говорят про себя, что мы, мол, поняли жизнь. Таким людям живется не плохо, но они не брезгуют хорошо жить за счет других людей. Такие люди – паразиты. Я не знаю отца К., но по его рассказам и его поведению думаю, что отец его как раз такой председатель, о котором я только что говорил.

Не трудно понять, что и сын его точно такой же. Я без всякого сожаления скажу, что К. настоящий паразит, или, во всяком случае, со временем станет им. Почему же я так смело это заявляю? Давай разберемся, для чего продолжим его характеристику. Он кончил семь классов и техникум. Является кандидатом в члены партии. Он развитый парень, любит читать художественную литературу, хотя об его интересах я мало знаю. Он может работать, но на совесть (к примеру – бесплатно) он не сделает ни одной самой простой вещи, если только это не сулит ему какую-нибудь выгоду или удобство в жизни. Он заявляет, что «службу понял». Но как он ее понял? Я бы за такое понятие (будь моя воля) с удовольствием пристукнул его. Собственно, почему такие люди вступают в партию? Потому, что они понимают, что члену партии больше доверия и меньше с них спрашивают (это мое личное мнение). Кто его выбрал комсоргом? Его предложил ком. Взвода, а ребята только махнули рукой. Он абсолютно ничего не делает, и я, думаю, что он ничего не способен сделать, кроме как ругать кого-нибудь, но руганью, как известно, ничего не сделаешь.

Но за всю службу он ни разу не был на кухне. Я являюсь агитатором и пользуюсь немалым доверием (по-моему) как у ребят, так и у начальства. Однако, я почти все время хожу на кухню, мне было бы просто стыдно выделять себя из коллектива, хотя я и старше всех во взводе. Вспоминаю стрельбы. Я выбил тогда 28 очков, он 23 (за это ставится оценка «хорошо»). Но ему почему-то вместе со мной объявил благодарность ком. роты, при этом он даже бровью не повел, а ведь многие стреляли гораздо лучше. Он же висит на доске почета в числе отличников. Ему доверяют! Пришлось мне однажды вместе с ним мыть полы в клубе. Ребята во взводе у нас дружные. Работали тоже дружно, а он нахально расхаживал с тряпкой в руках. Даже за столом, - пусть это мелочь, - он старается не обделить себя при раздаче, конечно, за счет других, потому что других ресурсов за солдатским столом нет. Этого было бы вполне достаточно, чтобы представить, что за человек К., но я хочу рассказать еще об одном факте.  Познакомил я его заочно со своей бывшей ученицей – Тамарой Ф. Начал он с ней переписываться с жаром, но потом познакомился здесь с другой девушкой и перестал писать Тамаре, ничего не написав ей в оправдание. Кажется, ничего особенного тут нет. Однако, обо мне он совершенно не думал. А мне теперь очень стыдно перед ней, поскольку вначале, еще не зная его, охарактеризовал с хорошей стороны. Тут еще раз проявляется эгоизм его. За все это и не любят его ребята. Вот кому очень нужно общественное мнение. Пожалуй, на сегодня хватит. Сейчас пойдем на ужин, а потом нужно сыграть в шахматы, поскольку скоро начнется розыгрыш на первенство части по шахматам.

Автор: Феликс Лещинский.