Солнышко нашей эстрады

25 января 2024
- Просняков Анатолий

На снимке: фотография, которую подарила мне Людмила Сенчина

25 января 6 лет, как не стало Людмилы Сенчиной.

Кажется, летом 1978 года в нашем городке выступали с концертом Иосиф Кобзон и Людмила Сенчина. Концерт был в Доме культуры «Металлург». В советское время это было привычным, что известные артисты и певцы выступают у нас. Хороший концертный зал, близость к Иркутску – удобно для артистов и зрителей. Выступали они по очереди, с перерывами. Слушая Сенчину, мне захотелось написать ей добрые слова. Мои родители очень любили ее. У меня с детских лет в душе всегда звучала музыка, я пел песни дома и в студенческом общежитии, потому что не мог не петь. Поэтому меня направили в студенческий ансамбль, где пару лет выступал.

Голос Сенчиной был необычный, и она пела простые и понятные песни, что привлекало всех. Она выступала, а я, глядя на нее, писал на обычном листке бумаги, оказавшемся в записной книжке. Я был нештатным корреспондентом городской газеты, поэтому записная книжка была с собой. В перерыве пошел за кулисы. Должен был выступать Иосиф Кобзон, но Людмилу зрители не хотели отпускать. Пройдя через коридор, зашел мимо администратора с тыльной стороны сцены. Никакой милиции, разумеется, не было – ни в коридоре, ни за сценой. Был там Иосиф Кобзон, прогуливавшийся в ожидании выхода. Подошел к нему, поздоровался. Он протянул руку, по-мужски пожал мою. Я сказал, что хочу заметку в газету написать. Спросил о гастролях. Кобзон ответил, что собирался один в поездку. Увидев мой взгляд, добавил: «А Люда за мной увязалась». Эта фраза мне запомнилась на всю жизнь, поэтому выделил ее. В моей записной книжке он надписал наискосок пожелания всего доброго и расписался. Несколько лет назад, перевозя архив на дачу, я встретил эту записную книжку среди других. Значит, еще жива.

Пока мы беседовали, со сцены слышался приглушенный голос Людмилы Сенчиной, обращенный к залу. Зрители просто разговаривали с ней, она отвечала на вопросы. Минут двадцать, не меньше, длилась беседа с Иосифом Кобзоном. Простой человек, абсолютно доброжелательный, спокойный, открытый, а ведь тогда он уже был широко известен. Он исполнял и лирические и патриотические песни, в СССР в тот момент он был первым номером среди певцов – по известности и количеству исполняемых песен. К сожалению, нашу беседу сразу не записал, заметку в газету - тоже, но осталось приятное ощущение в душе. Так бывает, когда поговоришь по телефону с близким человеком: о чем говорили, забылось, но осталось настроение.

Наконец зрители отпустили Сенчину. Кобзон ушел на сцену. Да, на прощанье он мне сказал: «Счастливо!». Людмила Сенчина прошла за кулисы и села за столик. Я стоял в стороне, понимая, что ей нужно отдохнуть. Она подняла голову и увидела меня. Я подошел и спросил: «Можно?». Она улыбнулась. Сказал, что вся наша семья любит ее и дал ей записку. Она прочла, положила на столик. Из сумочки вынула свою фотографию, на обороте фломастером размашисто надписала: «Желаю Вам всего самого хорошего!». Разумеется, я не стал отвлекать ее разговорами. На прощанье сказал «Счастливо Вам!», она ответила: «И Вам счастливо!».

Людмиле Сенчиной на момент нашей встречи не было 28-ми лет, а мне исполнилось 26 лет 13-го августа. Концерт был в августе. У Сенчиной день рождения – 13 декабря. Теплое чувство от встречи осталось на всю жизнь. Фотография всегда стояла на видном месте. Когда жил с родителями – на телевизоре. Когда женился, стояла в шкафу среди книг. Несведущему человеку кажется, что достаточно таланта, чтобы певец сумел стать известным. В советское время почти так и было. Мы знаем, что Людмила Сенчина – наша, русская, певица. Да, это так: она – русская советская певица. В советское время были национальные певцы, исполняющие песни на своем языке, это было нормально в многонациональном государстве. Были певцы, исполняющие песни на двух языках – еще и на русском.

Людмила Сенчина родилась в небольшом хуторе на Украине, в 10 лет родители переехали в Кривой Рог. А в 13-14 лет ее привезли в Ленинград. В музыкальном училище прием завершился. Хорошо, что до вечера остались два педагога, которые решили прослушать девочку. Достаточно было двух куплетов, как они приняли решение зачислить ее в училище. Ее голос – дар божий.
После училища оказалась в театре оперетты, где, видимо, приобрела артистизм в поведении на сцене. Вспомним скупые, но точные, жесты левой рукой, выражающие эмоции, когда в правой руке был микрофон. Но театр не давал ей развиваться, она выросла из его рамок. На нашу радость у Людмилы оказался твердый характер. Она сумела порвать с театром.

Как Золушка, она пришла в наш мир. Как Золушка она искала Принца – мужчину, который поможет ей и в личной и творческой жизни, которого она полюбит. Все «принцы» - мужья рано или поздно изменяли ей. Измен не терпела и уходила. Кроме последнего, который остался верен до конца ее дней.
Это - участь чистой и светлой души. Ангелу не место среди людей! Но она пришла и согрела нас своей любовью. Оставила нам свой ангельский голос и песни. Песни писали поэты и композиторы, а певец – исполнитель. Исполнителя можно заменить, была бы песня. С Людмилой Сенчиной было иначе. Композитор писал песню для нее. Если она отказывалась, то ей говорили, что никому эту песню не отдадут, пусть лежит и ждет. Тогда Людмила бралась за песню, и получались шедевры, повышавшие жизненное настроение миллионам людей.  Так было и с «Золушкой» и с «Камешками». Но даже известные песни в ее исполнении звучали более трогательно: «Жить без любви, быть может, просто, но как на свете без любви прожить…», в них она вкладывала свою жизнь.

Как-то выступала в Баку. Много раз вызывали на «бис». Людмила не могла не петь - овации возвращали на сцену вновь и вновь.
Тогда говорит людям: «Извините, петь не могу уже, голос охрип».
Мужской голос: - Людочка, да ты не пой, ты просто по сцене ходи!
Вот такие легенды, вот такая народная любовь.
Как-то, уже в пожилом возрасте, давала интервью и говорит сама себе о зрителях:
- Так люди ко мне относились, как родные… мне всегда хотелось побыть рядом с ними, посмотреть, какие они в жизни…

Могу на это ответить: люди всегда разные в жизни, но те, кто приходил в зал, кто замирал у радиоприемников или телевизоров, услышав голос Людмилы Сенчиной, были любящие простоту и красоту ее внешнюю, простоту и красоту душевную, ее удивительный по звучанию голос, ее простые и красивые песни об ожидании счастья или печальные, как на кургане, где нельзя солгать. Неподдельная искренность всегда была в ее песнях. Люди, слушающие ее песни, ее голос, сами становились светлее и чище.
Она была, как солнышко, обогревающее всех и бросающее на всех лучик надежды. Солнышко нашей эстрады. Нашей – советской и русской.

Людмила Сенчина не участвовала в корпоративных праздниках, где можно было зарабатывать валюту, считая недостойным делом. Болезнь длилась долго. Ни один врач не выдал эту тайну. Как говорят, на лечение за границей денег не было. Но, как только могла стоять на ногах, сразу выступала на сцене. Знала, что люди ждут встречи с ней.

Солнце нашей эстрады закатилось  25 января 2018 года.

Один только мужчина попросил прощения - Иосиф Кобзон, и спел песню над гробом, в которой выразил надежду встретиться с ней на небесах.

А пока-пока-по камушкам… по круглым камушкам река бежит… река нашей жизни.

Автор: Анатолий Просняков.