Длинный вечер...

02 января 2024
- Бузыкин Варлаам

- Варлаам, ну, как ребёнок, – Сонечка накрывает на стол, – пойди, переоденься, умойся…

- Минуточку посижу… прям сил нет…

- Давай! Не ленись…

- Да-а-а! Хватит причитать… Прямо, как бабка старая, – ну, не сдержался…, осёкся и покосился на детские комнаты. Вроде пронесло. Но…

- Что? «Чужой» пришёл? – жена подбоченилась и сверкнула глазами…

- Всё!

- Что «Всё»?

- Будет, – постарался смягчить ситуацию, – сейчас пойду, переоденусь и…

- Чего с темы соскочил. Вот уж на вилах. «Гавкнул» и в кусты…

- Сонь! Не заводись, не надо…

- Что не надо?

Я стукнул ладошкой по столу и, подскочив, пошёл на веранду.

- Пап, ты куда, – Ксюша вышла из своей комнаты.

- Прогуляюсь…, пойду…

- Иди, иди… а то включил тут «директора»…, – Соня не унималась, – и «Чужого» прогуляй, пусть проветрится…

Я надел шапку, накинул куртку и вышел во двор.

Осенью сыграли свадьбу молодых родственников. Родители подарили новобрачным земельный участок, где мы всем скопом строим дом. Всю неделю на работе, а выходные на «шабашке». Порядок, есть порядок. Когда-то и нам родные и близкие помогали строиться. Сейчас и наш черёд. Обязательно раз в год строим кому-нибудь новое или ремонтируем старое.

На сегодня вывели стены, поставили окна и двери, возвели крышу… Если бы не дожди, давно накрыли бы её и приступили к внутренней отделке и фасаду. Устаешь больше не от работы, а от нервотрепки.

Ноябрь. Темнеет рано. Не заметил, как вышел за ворота, иду по улице. Редкие прохожие здороваются, я им отвечаю. Дошел до парка, свернул на аллею. Фонари освещают брусчатку. Дует ветерок. Сухая листва путается под ногами. Выйдя на пересечение тропинок, боковым зрением ловлю две тени справа. Всмотрелся. Чудеса! Людей нет, а эти стоят. Нет-нет, моя на месте. А эти откуда?

- Что за чертовщина? – проговорил вслух.

- Никакой чертовщины и не надо его поминать… ещё припрётся…

- Кто здесь? – у меня в ушах зашумело, стук сердца в голове отдаётся.

- Слепенький стал? Не видишь? – моя тень отошла от своего законного места и встала рядом с теми двумя.

- Мать перемать, одна нога в колодец, вторая на асфальт… Что это?

- Присядь. Перетереть надо! – это моя «чернявая»… мне…

Покрутив головой и не увидев ни одной живой души, я присел на скамейку. «Будь что будет, а вечер становится интересным», – только и успел подумать. Усталость, как рукой снялась и проблемы из головы вон улетучились.

- «Чужого» даже не включай, – мне моя…

- А ты «Соню» не копируй. У неё своя «неразлучная» есть.

- Ладно! Давай на скорую, а то холодает. Не всю же ночь здесь торчать по твоей милости.

- По моей? – моя тревога перешла в раздражение.

- Молчать! – одна из двух заголосила, чуть перепонки не порвались, – не умеешь бабу в ежовых рукавицах держать, распустил её. Демократию в семье устроил. Кто в доме хозяин?

- Я?!

- То-то, – вторая заговорила лестным голосочком, – надо перед людьми хвалиться, чтоб от зависти лопались, какой ты есть муж и отец, а жене второй план оставь, пусть казанами стучит, да порядками занимается… и почаще упрекай её за дело и без дела. Тогда в доме порядок будет и уважение тебе.

- Ревности побольше в доме напускай… каждый столб поминай и… придирайся, придирайся… они это очень любят, чтоб мужик с ума сходил…, – первая разошлась не на шутку. Говорит и подпрыгивает, извивается, – а оправдываться начнёт, вдарь её…

- Это, что за собрание умалишённых, – я привстал со скамьи и демонстративно закатываю рукава.

- Хозяин! «Чужого» выключи… нас бить, только воздух сотрясать, – рассмеялась моя «чернявка».

- А ну, на место своё законное!

Тень пристроилась и вытянулась от света фонаря. Две пришлые прижались друг к дружке.

- Мы же тебе помочь хотели. Ума-разума прибавить…

- Сам разберусь. Учителя нашлись.

Посадил шапку на макушку и широкими шагами пошёл обратно. «Я вам всем покажу, – думаю, – Кто в доме хозяин!». Тень прыгает по заборам. То вперёд выскочит, то сзади плетётся. Но улыбается и руки потирает.

Вошёл на веранду. Сбросил на пол шапку с курткой. Ботинки: один вправо, другой влево.

- Хозяин пришёл! – одобрительно шепчет тёмный силуэт.

Распахнул дверь, вдохнул уюта домашнего.

- Сонечка, ты спишь? – тихо и нежно произнёс, чтобы детей не разбудить.

Жена из зала вышла, улыбается.

- Тебя, дурачок мой, жду. Где так долго? Чай поставить? Будешь?

- Буду, милая, – только вещи на веранде сложу.

Вышел, всё по местам разложил, повесил.

- Тряпка! – «чернявка» отделилась от меня и к дальнему углу сбежала.

- Да и пусть… лучше подкаблучником в тепле, чем разлучником в… ну, дальше знаешь.

Зашёл, обнял Сонечку, поцеловал.

- Прости, милая, я так перед тобой виноват…

- «Чужой» на улице не замёрзнет? – лукаво улыбнулась супруга.

- Я его на веранде… в угол поставил. Пошли чаёвничать и спать. Завтра рано вставать…

Автор: Варлаам Бузыкин.

Изображение с сайта kartinki.pics.