Цирк уехал

05 декабря 2023
- Шатилова Лидия

В маленький провинциальный городок приехал столичный цирк. Цирк, как все цирки того времени. И город, как все такие же похожие города. И люди – всегда рады заезжим гастролерам, раскупают билеты и ждут с нетерпением долгожданных и редких гостей – артистов цирка, кино, эстрады…

В ту промозглую осень разве что афиши со смеющимся клоуном и радовались дождю и ветру, спрятавшись за стеклом. Но радовались и те, что были открыто расклеены по всему городу – на них уже почти совсем были размыты лошадки, обезьянки, а вот клоун – он по-прежнему смеялся, то катаясь на велосипеде, то жонглируя разноцветными мячами. Разные были афиши, но клоун везде был один и тот же – яркий, в рыжем парике и с ослепительной улыбкой на веснушчатом круглом лице. Казалось, дожди и невзгоды ему ни по чем, глядя на него и люди становились веселее.

И вот наступил долгожданный час! Началось представление, и тот самый клоун выскочил на сцену, кувыркнулся и смешно упал. Публика засмеялась, контакт состоялся и первое представление прошло на «ура».

Когда Клоун разыгрывал очередную репризу, ему потребовалась помощница из зала. Среди всех, он сам лично выбрал Марину – подбежал к ее ряду и протянул ей руку. Пришлось выбираться сквозь плотно сидящих зрителей, испытывая большую неловкость и, одновременно, успокоение – иначе и быть не могло, почему-то ее всегда выбирали, на разных концертах и представлениях. Ее знали в городе и думали, что она специально этому всему научена, заранее. Никто не верил, что она тут ни при чем, всех видит впервые. Так и этот раз, потому пошла сразу, не раздумывая. Клоун находил в ее карманах конфеты, цветы, даже шарики и всем было весело, все смеялись. А Марина же видела совсем другое – грустные, усталые глаза…

Клоун шепнул ей, чтобы приходила на все представления, будет пропуск, только надо подойти к нему в гримерку после представления. Марина ушла сразу домой, даже не досмотрев, как будут выступать акробаты и девушка с пластическим этюдом, а ради этого она и пришла, подруги уговорили.

На следующий день ее вызвали на проходную в общежитии – мол, к тебе гости. Марину ждал молодой человек, сильно кого-то напоминающий. Он улыбнулся и протянул шоколадку – это был тот самый Клоун!

Потом было еще несколько представлений в городе и по области, Марина ездила с труппой, помогала Клоуну в его репризах.

Наступил день отъезда, все собрались в тесной гримерке местного дома культуры, пили шампанское, говорили хорошие прощальные слова друг другу. Потом все разошлись, а Марина с Клоуном остались.

Он снимал грим с уставшего лица, мазал воспаленную кожу мазью и говорил, что им нельзя расставаться, что она должна ехать с ним, что и ей найдется место и работа, с ее данными, ее гибкостью, она сможет выступать с пластическим этюдом самостоятельно. А главное – он ее любит и не хочет терять. Марина не была готова к такому повороту в своей судьбе, хотя переезд в Москву был запредельной мечтой многих ее подруг. Но она не испытывала любви к этому несчастному, замотанному человеку, для которого его работа была смыслом жизни, маской, за которой он скрывал всю свою грусть и боль, все невзгоды и горести.

Цирк – это его судьба, его жизнь, вряд ли его любовь к ней сможет соперничать с его амплуа, все их знакомство слишком весело началось, дальше дружеского общения оно никуда не перешло, пусть и останется ярким воспоминанием. Клоуну не понравился ее отказ, он сердился, кричал, что она не достойна, что он ошибся, что она еще попросит сама, время у нее до завтра еще есть и он все простит… Марина убежала от этих злых глаз и обидных слов…   

В памяти осталась комнатка гримерной, с разбросанными вещами, ящиками, реквизитом, зеркалом-трюмо и тусклой лампочкой, а еще -   большой афишей во всю стену, со смеющимся клоуном, под которой реальное воплощение брызгало слюной от негодования и нервно кричало, вытаращив глаза… 

Цирк уехал тогда, но Клоун оставил ей записку: «Прости. Люблю. Жду…»
Дождь смыл все улыбки на старых афишах, их вскоре заклеили новыми, на которых все всегда были веселые, добрые, приветливые и зовущие к новым впечатлениям от волшебного мира искусства.

И все это было очень давно, когда они были так молоды. В той далекой стране, как в другой жизни… Марина не любит цирк, никогда больше не ходила ни на одно представление. И не любит клоунов, она не верит их лучезарным улыбкам, звонкому смеху и искрометному юмору, она попросту их боится.

Да и не помнила она этого клоуна много лет, даже имя его стерлось в памяти, пока однажды он не написал ей в личку, напомнив о себе и о том, что никогда не забывал ее, что последние  годы  наблюдает за ней со стороны в соцсетях, читая ее стихи…

Стихи…  Хорошо, пусть будут стихи. Какие – она и сама не знает. Села, взяла ручку и написала. Может, стихи в прозе. Но скорее - басню…

Цирк уехал...

«Столько боли, столько грусти, что душа поет все реже…» - пишет он,
взывая: «…пусть их!» -  Клоун плачет на манеже, где смиренные лошадки
уж не бегают галопом, а наездники лихие, взор потупив, ходят боком.
Львы не прыгают сквозь обруч, хвост поджав, сидят на тумбе.
Дрессировщики за клеткой ждут, когда им включат тумблер.
Обезьянки, съев бананы, корки разбросав небрежно,
в брюках вывернув карманы, спят на креслах безмятежно.
И оркестр умолк (что толку?!) -  марш бравурный слух не режет. 
Конферанс – и он закончен. Плачет клоун на манеже –
цирк уехал, он остался – все, как в старом анекдоте…
«Сколько боли, сколько грусти…» - пишет он в своем блокноте, -
не поется, не смеется ни душе, ни даже телу…»
…………………………………………....................................................
Всяк живет в своем болоте, ничему где нет предела…

*     *     *

Что в этом есть от его жизни, она не знает. Стихи не спрашивают, какими им родиться. Образы возникают сами, из ниоткуда, как и люди из прошлого, как гости непрошенные.
А все тогда так красиво, так волшебно, так ярко начиналось…

Автор: Лидия Шатилова.