Закон всемирного тяготения

17 октября 2023
- Бланк Эмануил

Отличников, как правило, не любят. Они и сами друг друга не так, чтобы очень. Но поскольку и в школе, и в институте, и в аспирантуре мне довелось принадлежать к этой редкой породе, хотелось бы немного подсветить эту темную, но в чем-то интересную тему изнутри.

После трёх лет самых высоких оценок на всех сессиях, зачетах и экзаменах, в нашу Тираспольскую квартиру пришло благодарственное письмо от ректора института , где сообщалось, что мне положена именная ( Ленинская) стипендия. Однако денег в Министерстве почему-то не хватило. Взамен мне была предложена уникальная должность Председателя только что образованного всеинститутского Совета Отличников.

Вместе с уже привычной должностью Президента студенческого научного общества, это, признаюсь, немало потешило мое юношеское Эго.

Всего в институте набралось не менее сотни постоянных отличников. Будущих карьеристов, рвачей и прочих жадных до Жизни типов мне предстояло охватить активной общественной работой.

Командовать такими было сплошным удовольствием. Одни писали стихи, другие играли на музыкальных инструментах, третьи пели в хоре и  при этом отлично успевали везде - от сопромата до бухучёта. Самым ценным при взаимодействии с ними было, конечно, общение, так как продвинутые люди продвинуты, как правило, в нескольких областях.

В свою очередь, они делились на две неравных группы. Большая - отличники через две сессии на третью, и меньшая - это оголтело-круглые отличники, для которых получение даже оценки "хорошо" почти приравнивалось с суициду.

В результате нашей совместной деятельности качество стенных газет на факультетах заметно улучшилось, поползли вверх показатели изобретений и количества золотых медалей за научные студенческие работы, значительно повысился уровень игры в преферанс. Лучших я через несколько лет пригласил в свою научно-техническую компанию и совсем не пожалел об этом.

На заре кооперации мы с легкостью преодолели рубежи первых дюжин миллионов, заработанных на внедрении изобретений, наплодили вокруг десятки сателлитных бизнесов - от производства и применения биорегуляторов, до театра Мод и эксклюзивных цветочных салонов. Заработать мультимиллионный первичный капитал для золотой дюжины  отличников оказалось плёвым делом, выполненным с элегантной легкостью.

Однако, первый же мой визит в Штаты далекого 90-го года заставил задуматься над разительными несовпадениями в корпоративных структурах их застарелого и продвинутого капитализма и нашего начинающего предпринимательства.

Продажа уникальных компьютерных программ для химического синтеза, которых за рубежом ещё не было и в помине, заставила побывать и в «Эсти Лаудер» на Лонг-Айлэнде, и корпорации «Ревлон», расположившейся в Нью Джерси, и «Глаксо» - в далеком Пало Алто процветавшей Калифорнии.

Много интересных встреч прошло и в стартапах Рисерч Трингл Парка, что в Северной Каролине. Странным мне показалось только то, что в каждой из компаний, наряду с единственными и наимудрейшими «наимудрейшими», занимавшими должности Вице-Президентов по исследованиям и развитию, других суперличностей рядом или неподалёку больше нигде не наблюдалось. У нас же, в одной очень небольшой группе концентрировался, как минимум, десяток-полтора таких продвинутых персонажей, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Мишка Титов, Лёнька Шаргородский, Миша Вайнер, Ленька Король, Сеня Геккер, Саши Татарчук и Розенберг, Алики Земшман и Рейдман . У каждого из них вокруг головы, казалось, светилась и переливалась нимбом бешеная энергия желания, интеллекта, творчества, заражавшая и резонирующая со всем окружающим.

Но как ни банально, одинаковые заряды, как оказалось, отталкиваются. Мы сначала не понимали почему, но нас, со временем, начало как-то отдалять друг от друга - каждого тянуло в свою особую сторону, на свою неповторимую отдельную тропинку. И это несмотря на то, что вместе мы достигли, достигали, а в будущем, могли бы достичь просто гигантских высот.

Кто, уехал в далекую Америку, кто - в Израиль, Германию, Австралию, Канаду.

Все рассеялись по своим отдельным бизнесам. Каждого, как я и наблюдал еще тогда в Штатах, окружали многочисленные партнеры и работники. Составлялись вполне себе довольно неплохие команды. Но ни одной звездной. Не то, что дюжины - даже пары таких удивительных персонажей, работавших в одной корпорации, я больше не встречал.

Всего через год после нашего расставания, мне представился второй редкий шанс присмотреться к тому чудному и удивительному племени круглых отличников. Как-то, в Москве, когда рубль стремительно падал, обесценивая наши миллионы в десятки, сотни и тысячи раз, пришла нехитрая идея наладить торговлю на валюту внутри страны.

Действовать таким образом позволялось в ту пору только от имени иностранных фирм. В Сан-Франциско, у меня как раз такая корпорация уже была в наличии. А в Москве было тогда более семиста представительств крупных иностранных компаний, с которыми можно и нужно было завязать валютную торговлю, а времени, времени, как всегда, не хватало.

Срочно требовались талантливые люди, знавшие английский и обладавшие умом, гибкостью и изворотливостью. Через очень популярную Комсомолку мы срочно подали объявление о конкурсном наборе на стажировку. Оно гласило, что американская компания срочно нуждается в персонах, окончивших высшие учебные заведения Москвы только на отлично.

И повалило!

Буквально за пару дней легко набралась целая тысяча соискателей. В большой лекционной аудитории МГУ, располагавшейся в корпусе рядом с Манежем, мы с Петей Метельским отобрали полсотни лучших. Тесты подкрепили коротким видео, которое Егор, сын Саши Кокурина, также принимавшего активное участие в том славном событии, с удовольствием снимал о каждом претенденте.

Соискатель называл на видеокамеру только своё имя, название универа, который закончил, и несколько слов о компетенциях. Кого там только не было.

И краснодипломники с режиссерского факультета ВГИКА, и отличники академии КГБ, говорившие на нескольких языках, умевшие метко стрелять из несущихся автомобилей и со скачущих лошадей, штурманы атомных подводных лодок, а также «простые» научные сотрудники, выпускники МГИМО, МГУ и МФТИ.

Команда набралась славная и незаурядная. Ребята блестяще справились со всеми проектами. В течение пары недель была налажена валютная торговля, за пару месяцев - организован экспорт нефти и хлопка, за год - привлечены крупные инвестиции, но, как и в первый раз, постепенно проявились мощные центробежные течения. Через пару лет все-все снова разбежались.

Петя Метельский, вложивший множество творческих усилий и времени в подбор уникальных работников, ещё долго не расставался с картотекой  тех удивительных парней и девчонок, таких, как великолепная Ксения Вандровская, блестящие Абрукин и Гоша Шорков, радовавших  неуёмной энергией, творческими способностями и бешеным азартом.

Загадка цепной реакции атомного распада ярких команд  не прояснялась для меня до тех самых пор, пока на занятиях каббалы учитель Лайтман подробно не описал простую, на первый взгляд, зависимость - Чем больше были желания, тем тяжелей , как оказалось, оставаться рядом с другими крупномасштабными эгоистами . Но чем выше находилась их совместная цель, тем дольше можно было удержаться в одной упряжке. Да, наши первые цели, к сожалению, оказались уничижительно мелкими - заработать побольше монет, стать известными, управлять и влиять на большее количество людей.

Получилось, что в тот момент, когда мы зарабатывали много денег, тут же возникало ощущение исключительности, желание власти , и все-все развитые эгоисты-отличники, которые, на тот момент, были не у кормила, быстро устремлялись в разные стороны, отпочковывая  многие фирмы и фирмочки , где они, сами по себе, могли бы вдоволь накомандоваться привлеченными ими удалыми командами и исключительными контингентами.

Но, несмотря на уже открытые сознанию строгие закономерности, ностальгия по активной творческой жизни среди подобных неистово-обжигавших заразительных желаний не утихает. Хотелось бы, широко и решительно разорвав одежды на груди, снова влепить со всего маху кепкой об асфальт, сменить черные паруса эгоизма, поднять Алые Паруса Альтруизма и протрубить очередной сбор оголтелых отличников.

Сначала, конечно, наобщаться вдоволь, а затем, затем поставить бы перед ними достойную и очень-очень высокую сверхзадачу, вершина которой затерялась бы где-то в Небесах, в яркой, прекрасной заоблачной Бесконечности. Когда вместо того, чтобы испытывать тяготы от присутствия рядом мощных эгоистических желаний, ощутить великую силу и красоту закона всемирного тяготения Любви…

Автор: Эмануил Бланк.

Фотография Эмануила Бланка со страницы Галины Фирсовой.

Страница Эмануила Бланка ВКонтакте.