Поэма о любви, целеустремленности и море

31 августа 2023
- Уткин Александр

За эту историю рвал в клочья спинакер, и вязал одной рукой булинь – Саша Ган. Человек, который на одной из пресс-конференций 14 раз ответил одной и той же подвыпившей девушке из какого он яхт-клуба, и чем чартер отличается от бартера.

Ну, в общем.

Одним прекрасным, и условно теплым санкт-петербургским вечером, несколько крейсерских яхт класса «Л6» причалили к одному из фортов. Для не питерцев – форты, это небольшие островки в Финском Заливе. Подробности в «гугляндексах».

Немного картинки, или, как модно сейчас говорить – визуального контента. По спокойной водяной глади, на фоне заката, когда красное солнце подсаживается в узкую полоску сизо-сиреневого неба; скользили, увешанные, как юная невеста фатой, белыми парусами – яхты. Попыхивая короткой трубкой, и пряча за густыми рыжими бровями мудрые глаза – стоял капитан в белоснежном кителе. Он отдал команду, и якорная цепь заскользила в клюзе, и якорь, разорвав спокойствие дремлющих рыб, вспорол водяную гладь, и тихо лег на дно.

Здесь вступают скрипки и валторны. Камера делает крупный план. Нет, конечно. Просто спокойно и мирно подошли, отшвартовались, развесили кранцы, откачали воду. Достали продукты, напитки, запалили не большой костерок.

Солнце подсаживалось. Тени становились длиннее. Воздух сырее. Температура ниже.

Вспомнил, фразу в одном мужском объявлении на сайте знакомств – днем 13-15, ночью до 25.

Костер горел. Мясо скворчало. Напитки лились. Беседа журчала.

Как-то так получилось, что в этот раз ни на одной из яхт – не оказалось женщин. Ни в том плане, что их специально, как провиант возят с собой, нет конечно. Уже давно во многих парусных командах присутствуют девушки. На равных правах выполняя все мужские обязанности. Ну, мужчины же раньше на кораблях – выполняли женские обязанности, и ничего. Что? Нет – я про уборку_готовку_мытье посуды, а не то, что вы подумали. И, давно уже, женщина не несет кораблю никакой̆ беды. Разве женщина может нести что-то плохое. Ну, о чем вы. Только хорошее. Ну, на крайняк – хардкор, или хардрок? Все время путаюсь.

Так или иначе – компания была сугубо мужская. Слово за слово, пальцем по столу. На берегу о море. В море... Так или и иначе разговор плавно свернул и зашел о красоте. Не то чтобы просоленным и немытым, умудренным опытом яхтсменам что-то было неизвестно, или они хотели посудачить, нет. Это скорее как привыкший к обстрелу и бомбежкам солдат в окопе, вдруг замирает увидев кузнечика, или распустившуюся ромашку.

Был поднят очередной тост, о том, как это здорово – хрустящие накрахмаленные простыни, мягкие женские руки, упругие...ну, допустим – губы.... Слова – иди мойся, у меня уже все готово, я постелила... В общем романтика. Ей не чужды – крепкие морские сердца. Об нее они разбиваются. Терпят бедствия. А дальше, как повезет. Кто-то на завалинке латает старую сеть, кто-то пытается поменять корыто, кто-то, обняв свою Наяду – стоит, у штурвала, крутит что-то ей и яхте.

В общем – стопки, вздохи, слова, фантазии. Звучит очередная команда – начисли. В тишине окаменевшего берега, аккурат между падениями капель в стакан, раздаются аккуратные четкие удары набоек. Этот звук не спутать ни с чем. Правда мальчики? Цок. Цок. Цок. И голова сама поворачивается.

Сначала слышится цоканье. Разум не сразу реагирует. Затем из темноты появляются две девичьих фигуры при полном параде. Платья. Шпильки, что-то там на голове. Сумочки. Кто-то божился потом, что они были в чулках с поясом. Но это враки. Никакого пояса не было. Обычные чулки. Появляются две изящных фигуры. Не приближаются. Постояв пару минут – исчезают в темноте.

Тишина. Все замерли. Все боятся посмотреть друг на друга. Ну, потому что – кому хочется признаться, что у него глюк. Кто-то кашляет:

- Где водку брали?

- Ты тоже видел?

- Ну, не смеши – остров же.

- Привиделось?

Кто-то через паузу, просительно:

- Налей еще. Вдруг повезет.

Все радостно засуетились, подставляя стаканы. Выпили. Пауза. Все смотрят друг на друга – ну, у тебя как? Томительное ожидание.

Пришло.

Все радостно и победно оглядываются друг на друга. Кому какая привиделась?

Пришло.

В тишине мужских фантазий, хотя – какие уж там фантазии, раздаются шаги. Тот самый, уже нам знакомый цокот каблучков. И уже ближе к костру подходят две леди. Еще до их подхода, перебивая запах костра и спиртного, двигается аромат парфюма, рождая в организмах движение эндорфинов и тестостерона. Легкая тишина. Все боятся вспугнуть. Одна из девушек откашливается:

- Ребята можно мы погреемся?

Что там должно быть по законам жанра – катарсис, апофеоз?

Все боятся шелохнуться – вдруг исчезнут? Но разум берет свое. Их усаживают. Дают куртки. Еду. Напитки.

Девушки одеты весьма изысканно. Благоухающи. Побриты. Поэтому вопрос – давно ли вы здесь – неуместен. Скорее вопрос – а вы что здесь делаете? И может есть еще кто-то? Зовите же сюда всех своих сладкоголосых Сирен. Девушки мычат, и не обращая внимание на то, что время глубоко за 18 часов, урча пожирают шашлыки, тушенку, напитки. Одна из них делает паузу, крепко облизывает ложку так, что у части экипажа захватывает дух и екает в «пронежности», откашливается, и легким баском:

- Сука. Бля. Прогулялись.

Вторая, не вынимая ложки изо рта кивает с такой скоростью, что черенок ложки начинает описывать светящиеся круги.

Несколькими часами ранее!!!

Две прекрасных девушки решили прогуляться, и скрасить себе досуг, в ближнем пригороде. Зеленогорск подходил. Хоть и не большой, но город. Хоть и не большой, но парк. Залив. Солнце. Терраса. Вечером предсказуемый закат. Опять же – в парке плитка, и там можно поцокать. Предсказуемо две прекрасных девушки не могут долго не привлекать внимание. Два молодых человека вежливо, учтиво, тактично (остальные слова додумайте сами) испросили, вымолили у них разрешение – побыть какое-то время рядом, и скрасить этот тихий, санкт-петербургский вечер. Мальчики прошли тест и отбор на «свой-чужой». Правильно ответили на все вопросы. И заслужили право – быть недалеко от красивых коленей, обтянутых манящим щелком.

Посидев на террасе, возник логичный вопрос – к черту бытовые утехи, к ним перейдем потом – а не прокатиться ли нам по Заливу, да на катере, да еще и заехать на один из островков. Девушки благоразумно показали баллончик c газом. Мальчики укоризненно покачали головой и показали набор приготовленных напитков. «Отчего бы двум благородным леди не принять такое интересное приглашение от двух джентльменов» - одновременно подумали леди, и согласились.

Мотор взревел. Волосы развивались. Сердца бились. Солнце грело. В бокалах плескалось. В крови пенилось.

Но все заканчивается. И напитки в первую очередь. А настроение требовало продолжения. А поскольку настал такой момент, а принцессы не портят воздух. Было принято решение – что: «Мальчики – до Зеленогорска 20 минут, на Вашем скоростном катере, а мы тут немного погуляем. А вы везите еще, и закуски тоже».

Катер взревел моторами, и исчез.

Солнце садилось. Температура падала. Настроение тоже. Батарейки использованные для «селфирования» сели тоже. Попытка послать сообщение «Мы на острове – помогите» ушла....и все...

Когда поздним «ночером» к острову причалили яхты – девушки долго колебались – это спасение, или путь в рабство. Но, как говорится – голод и холод – не тетка.

Девушки были отогреты, напоены, накормлены. Они стали хороши, упитаны, и болтливы, как и полагается достойным леди. Уже беседа стала замедляться. Затихать. И вдруг в тишине, с воды, послышалось пыхтение, сопение и робкий мужской голос: «Девочки, вы где?».

«Дайте мне весло, багор или топор. Я его отхерачу сейчас» - резво и уверенно произнесла одна их них. «Сейчас разберемся», - мудро сказал Саша Ган, но на всякий случай достал свайку....

Что же случилось, спросит пытливый читатель. Молодые люди, понимая своя ответственность за обещанный девушкам вечер, предвкушая планы, неслись так быстро и опрометчиво, что налетели на мель так основательно, что разбили катер, лицо, и сломали нос второму участнику, предполагаемых утех. Дотащив друга до берега, и передав его в руки местным, ухмыляющимся рыбакам, он выпросил у них маленькую резиновую лодку, и погреб в сторону острова. Но там, где на катере 20 минут, на веслах немного дольше.

«Он забрал их собой, оставив нам лишь запах парфюма, в пропитанном пОтом непромоканце», - вздохнул Саша Ган, - «Так выпьем же за ответственных и целеустремленных мужчин, и женщин, которые нас – целеустремляют...».

Автор: Александр Уткин.

Фотография: Александр Уткин.