Не подскажете, где здесь детский магазин?

22 июня 2023
- Осадчук Евгений

Вышли с младшим сыном из детской зубной поликлиники – вырвали ему зуб. Не успела за нами закрыться дверь, как он, вытирая рукавом остатки слёз, говорит: «Пап, пошли игрушку купим».

Я ему: «Вот, приучила тебя мама за всё игрушки просить».

А он мне такой: «А тебе разве маленькому не покупали после врача?».

Светофор только загорелся красным, ждать нам предстояло 60 секунд …

Было мне лет 5-6, год 83 или 84. Это была обычная советская поликлиника: и общий осмотр и зубной – всё было рядом.

Дверь кабинета отворилась и из него вышла очередная зареванная жертва, тоже примерно моего возраста. «Теперь мы» – сказала мама и потащила меня в кабинет.

Как я ни упирался, а они, все-таки, усадили меня в это жуткое кресло, направив в лицо свои испепеляющие прожектора. Дальше моё сопротивление только нарастало – минут 10 ушло на то, чтобы открыть мне рот и впихнуть в него наркоз.

После этого в руках у врача заблестели плоскогубцы-зубодеры – я вертелся, отталкивался, сжимал рот и одновременно кусался как только мог … И тут случилось для меня невозможное: молодая девушка, помощница врача, попросила мою маму сходить в регистратуру и принести оттуда какие-то документы. С врачом я остался один на один.

Железная зубодерка таки проникла в мой рот, обхватила зуб и начала своё убийственное вращение.

Зуб вытащили наполовину – он всё еще продолжал цепляться за мою плоть. Врач вынул свои щипцы, откачал кровь, провел рукой по своему лбу, вытирая пот, выдохнул и снова взялся за зубодерку, приближаясь к моему рту.

И здесь я не выдержал – заревев белугой, выскочил из кресла, оттолкнул врача и ринулся вон из кабинета.

Стоя посреди зала и не находя глазами маму, я орал как сирена, предупреждающая о вражеских самолетах.

Ожидающие своей очереди дети смотрели на меня с первобытным ужасом, зажимая свои маленькие ушки. Мой рот уже успел наполниться кровью, которую я лужей выплюнул на белую плитку поликлиники. Страх смотрящих на меня детей достиг апогея, и они почти одновременно начали орать громче меня.

Эту симфонию ужаса не могли остановить ни мамаши детей, ни сбежавшиеся из всех кабинетов врачи, ни моя вернувшаяся из регистратуры мама. Сам случай надолго запомнился всем его участникам. А вот я совершенно не помню, как меня вернули в кабинет и выкорчевали зуб окончательно.

И я не помню, купили ли мне тогда какую-либо игрушку за все эти мучения.

На светофоре зажегся зеленый свет. Я повернулся к ближайшему прохожему: «Не подскажете, где здесь детский магазин?».

«Да знаю я», одернул меня отпрыск: «Там вон. Мы с мамой всё время туда заходим».

Автор: Евгений Осадчук.

Фотография: Евгений Осадчук.