Хабаровский станкостроительный завод: не осталось и следа?

27 января 2023
- Котиков Александр

Хабаровский станкостроительный завод вот уже более 20 лет как прекратил свою деятельность, оставив после себя тысячи произведённых станков по всему бывшему СССР, товаров народного потребления и с десяток распроданных бывших цехов, превращённых в склады и офисы. А по истории завода до недавнего времени была лишь краткая сводка на сайте госархива края. Заводской дом культуры снесен, подшефная школа и базовое училище реорганизованы, а из ветеранов, которые могли что-либо рассказать - остались единицы.

Хотя, как говорится, кто ищет, тот найдёт. Историей завода мы заинтересовались несколько лет назад, но реальные результаты появились лишь спустя пару лет. Любая поисковая деятельность начинается с обращения к информационным источникам и опроса людей «на местах». И если первое практически ничего не дало (за исключением статьи про последние дни существования завода за 2002 год из «Тихоокеанской звезды»), то прогулка по цехам бывшего завода не прошла даром: выяснилось, что всё-таки на территории завода всё ещё жива частичка производства (естественно, уже не станков-автоматов), а один из ветеранов поведал про исчезнувший музей предприятия. Этот музей (вернее, возможные его остатки в виде фотографий и исторической информации) и стали объектом наших поисков.

Позднее, мы обнаружили в архиве Интернета сайт завода за 2002 год с довольно подробной исторической информацией и несколькими фотографиями (большая часть из файлов с ними были повреждены). То, что представленная информация использована с музея завода – нет никаких сомнений.

Далее мы направились на предприятие «Дальтехлазер» - единственное серьезное промышленное предприятия на территории станкостроительного, где до сих пор трудятся сотрудники бывшего завода и частично сохранилось промышленное оборудование со времён его функционирования. Там кое-что подчерпнули со слов старожилов, но… всё это были лишь крохи, не дающие полноценного представления о ХСЗ.

И тут счастье пришло, откуда не ждали: спустя пару недель после посещения «Дальтехлазера», будучи в фондах Музея истории города совсем по иному краеведческому вопросу, взгляд зацепился за ряд запакованных альбомов с историей завода! Кто бы мог подумать, что при формировании основных фондов, которое совпало вровень с завершением конкурсного управления АО «ХСЗ», эти материалы попадут в музей. Хотя, возможно, их путь пролегал через Музей истории Железнодорожного района, просуществовавший чуть более 10 лет.

Итак, погрузимся в короткую по человеческим меркам полувековую, но довольно насыщенную историю завода.

Постановлением Совета Министров СССР от 24 декабря 1955 года "О специализации и кооперировании машиностроительных предприятий Восточной Сибири и Дальнего Востока" строящийся в Хабаровске завод по ремонту геологического оборудования передается в ведение Министерства станкостроительной и инструментальной промышленности.

Первый цех завода размещался в половине деревянного барака, где впоследствии был размещен гараж для автомашин. В цехе было установлено всего 8 станков - 2 фрезерных, 1 строгальный, 4 токарных и 1 сверлильный. На этом оборудовании выпускалась необходимая для промышленности региона продукция общемашиностроительного назначения: ручные дрели, металлические рубанки, тисы машинные и слесарные. С начала 1956 года резко возросла интенсивность строительства производственных корпусов.

Уже с марта 1957 года завод начинает функционировать как административно-хозяйственная единица. Именно с этого года начинается официальный отсчет истории завода.

Параллельно со строительством производственных помещений, техническим отделом завода, объединяющим конструкторов и технологов, велась подготовка документации на будущую продукцию - токарно-револьверные автоматы моделей 1А124 и 1А136.

Следует отметить, что кузницей квалифицированных кадров, которые пополняли коллективы вновь строящихся в то время заводов, был завод "Дальдизель" - старейший на Дальнем Востоке. Именно с этого завода приходили первые высококвалифицированные рабочие и инженеры, принося с собой накопленный опыт и мастерство. Не стал исключением и Хабаровский станкостроительный - большинство первых рабочих и специалистов, были выходцами с "Дальдизеля".

Летом 1957 года завод получил детали, изготовленные на Ленинградском заводе станков-автоматов, и произвёл сборку первых двух станков модели 1А124. Эти станки 31 мая 1958 года демонстрировались на выставке в честь 100-летия Хабаровска. К концу года были собраны уже 26 станков модели 1А136.

В 1957 году было начато строительство главного корпуса завода, состоящего из блока механических и вспомогательных цехов и сборочного цеха. Как раз в сборочном цехе тех времён сегодня и размещается «Дальтехлазер».

Вчитываясь в историю освоения станкостроительного производства на Дальнем Востоке, поражаешься темпам строительства завода и освоения выпуска сложнейшей продукции. Причины таких темпов кроются в совпадении потребностей развивающегося машиностроительного комплекса страны и воли государства, направлявшего ресурсы на эти цели. Скорейшего освоения выпуска станков этого типа настоятельно требовала экономика страны.

Первый станок-автомат мод. 1А136 имел револьверную головку с 6-ю гнездами для установки осевого инструмента и три поперечных суппорта, что позволяло применять много инструментальные наладки при автоматическом цикле обработки деталей. Надо ли говорить какой мощный инструмент для повышения производительности труда получали машиностроительные заводы: 9 операций за один цикл обработки, минимальное влияния квалификации рабочего на качество получаемых деталей, все это порождало огромный спрос на оборудование данного типа.

Коллективом завода прилагались огромные усилия по строительству и расширению выпуска продукции. В январе 1959 года полностью вошел в строй главный корпус. Завершается строительство блока вспомогательных цехов. 24 марта литейный цех начинает давать первые отливки, качество которых было значительно лучше получаемых по кооперации. В конце года завод был готов обеспечить собственным литьем программу выпуска. В результате напряженного труда коллектива завода в 1959 выпущено 123 станка.

В 1960 году разворачивается подготовка к выпуску новой модификации автомата модели 1В136, первый опытный образец которого был сдан комиссии в конце года. В 1961 году выпущено 375 станков модели 1А136 и 125 единиц модели 1Б136. Таким образом заводом было налажено серийное производство станков-автоматов.

В связи с расширением численности производственного персонала было построено общежитие на 200 мест. В этом же году завод получает от города 20 квартир в 2-х 36-квартирных домах. На заводе открывается филиал столовой, что значительно улучшило режим питания рабочих и служащих.

В 1962 годовая программа завода достигла уже 600 станков. Возросла численность коллектива работников завода, насчитывающего уже 1100 человек.

В мае 1962 года был выпущен 1000 станок с начала работы завода. Собраны последние 102 станка модели 1А136, которые снимаются с производства.

Начинается подготовка выпуска новой модификации токарно-револьверных автоматов 1Б125, 1Б140, чертежи которых разрабатываются Ленинградским заводом станков-автоматов.

В 1963 году количество выпущенных станков достигло 750 единиц. Из них 745 станков модели 1Б136 и 5 станков новой модели 1Б140, обладающих значительно большими технологическими возможностями.

В октябре 1963 года общий выпуск составил 2000 единиц с начала основания завода.

В этом же году на заводе организуется специальное конструкторское бюро, в которое вошли лучшие специалисты завода.

Начата разработка опытного образца станка модели 1165. В конце года закончены испытания и подготовка к предъявлению Государственной комиссии.

В число сданных объектов вошел кузнечно-заготовительный цех, что позволило отказаться от поставок поковок и штамповок и обеспечить более ритмичную работу завода.

В 1966 году завод получает наименование "Хабаровский станкостроительный завод" в составе Министерства станкостроительной и инструментальной промышленности.

1966 год стал годом выхода на внешний рынок. Выпущено 49 станков в экспортном исполнении, что стало возможно в результате роста качества и достигнутого технического уровня конструкции.

От года к году наращивался выпуск пользующейся спросом продукции. Так в 1970 году мощности завода позволили выпустить уже 994 станка-автомата, в том числе на экспорт поставлено 132 единицы.

Токарно-револьверные автоматы завода входят в единую гамму отечественных станков для обработки прутков от 6 до 65 мм, как наиболее производительное технологическое оборудование, рекомендуемое для предприятий с серийным типом производства. По уровню точности, надежности и долговечности станки достигли уровня ведущих станкостроительных заводов.

Начата подготовка к выпуску опытной серии токарных фасонно-отрезных автоматов модели 11Ф25 и 11Ф40.

К 1971 году завершены работы по проектированию и изготовлению опытных образцов токарно-револьверных автоматов модели 1Е125, 1Е140, 1Е165П. Годовой объем производства достиг 1055 единиц.

В 1972 году, к 15-летнему юбилею завода, коллектив завода насчитывал в своем составе уже 1335 человек. 1972 год является также началом технического перевооружения. Широко внедряются методы точного литья, многорезцовая и гидрокопировальная обработка, приобретаются первые станки с ЧПУ. Серьезное внимание уделяется вопросу подготовки кадров. Заводом установлена тесная связь с Хабаровским политехническим институтом, готовящим специалистов на механическом факультете по специальности "Технология машиностроения, металлорежущие станки и инструменты".

В 1973 году объем производства достиг 1122 единиц. На экспорт поставлено 155 станков.

Изготовлена опытная партия токарно-револьверных автоматов повышенной точности из новой гаммы модели 1Е125П, 1Е140П,1Е165П.

Разработано 515 единиц дополнительной оснастки к станкам.

В последующие десятилетия до начала 90-х годов завод продолжал совершенствовать выпускаемую продукцию. Были разработаны и выпущены опытно-промышленными партиями станки, отвечающие самым современным требованиям, в том числе станки на основе числового программного управления, специальные роботизированные комплексы.

С учетом изменившейся обстановки возникла потребность расширить номенклатуру выпускаемой продукции и к концу 90-х был налажен выпуск металлорежущего и деревообрабатывающего универсального оборудования для малых предприятий, мастерских, индивидуальной трудовой деятельности.

Очень подробно и интересно описано состояние завода на рубеже 21-го века в статье газеты «Тихоокеанская звезда» от 8.11.2000 «Одиночество станка с числовой программой». Итак, погрузимся в атмосферу уныния и безысходности, в которой пребывал завод за пару лет до банкротства:

«Перед четырехэтажным зданием заводоуправления - бетонное сооружение, бывшая Доска почета, сиротливо темнеющая квадратами от исчезнувших фотографий. Возле двери - вывеска «Открытое акционерное общество «Хабаровский станкостроительный завод». Что ж, может, оно и правильно. «Ударников капиталистического труда» положено чествовать рублем, а не фоткой на стенде.

Удивило отсутствие на автостоянке «джипов» и «лэнд-круизеров». А в фойе, на «вертушке», меня встретил не дюжий охранник из бывших «силовиков», а пенсионер, всю жизнь проработавший на заводе, правда, на другом, и пропустил почти беспрепятственно, даже документов не потребовал. Объяснение такому «либерализму» оказалось простым. Заводская администрация занимает лишь один этаж в левом крыле собственного четырехэтажного здания. Прочие помещения в аренде. Много всякого народа теперь ходит, так что не до «режима».

Интерьеры приемной и кабинетов заводского руководства поразили воображение. Но не так, как я ожидал. Никаких компьютеров, импортной оргтехники и прочих офисных излишеств. Повидавшая виды мебель из далекого советского позавчера, голые стены, истоптанные полы - почти физическое ощущение неблагополучия, от которого в сочетании с холодом - отопление еще не подключили - становится не по себе. Есть тут хозяин или нет?

Как выяснилось, государственного участия на станкостроительном заводе сейчас нет никакого. Когда в начале 90-х годов предприятие приватизировалось, акции мелкими пакетами разошлись по самым разным владельцам. Но более чем десятью процентами не владеет никто. Среди учредителей, например, небезызвестное ЧП Гороховой «Квадратные пельмени». Очень небольшой процент принадлежит инвестиционным фондам. Производством управляет избранный на собрании акционеров гендиректор и его администрация. Отчего же это они так управляют, что даже самих себя обустроить не смогли?

История станкостроительного завода в новейшую эпоху вполне типична. Завод имел узкую специализацию. Когда плановая система экономики рухнула, высокоточные «станки, на которых делают станки» для крупносерийного производства, оказались никому не нужны. Прекратились заказы, прервались производственные связи. Коммерческий директор С. Лупеко с содроганием вспоминает 1997 год, когда предприятием было продано... три станка. А 25 изделий, реализованных с начала нынешнего года, воспринимаются как победа.

Чтобы выжить, пришлось один за другим распродавать цеха. Их корпуса остались за заводской изгородью, там теперь другие хозяева: Горводоканал, фирмы «Ренессанс» и «Мэрлин», предприниматель-деревообработчик. В стенах, привыкших к гулу промышленных агрегатов, уже успела случиться стрельба с жертвами - коммерческо-криминальная разборка.

Вместе с производством рухнула «социалка». Одноэтажный домик медпункта выкупила пробирная палата. Медпункт сперва перевели в здание конторы, а потом и вовсе упразднили. Сейчас в заводской администрации хранится аптечка - на случай производственной травмы. Работник завода обмолвился в разговоре: «Зубы стали ни к черту. Раньше был свой стоматолог. А теперь - лечи, где хочешь. Оно бы и ладно, да не по карману».

Вслед за медпунктом перешли в чужие руки гостиница, столовая. Не под силу стало содержать пионерлагерь, который стоит покинутым который год. Сейчас там собираются устроить базу отдыха спортсмены. Хочется надеяться, что это не мафия.

В середине 90-х годов к администрации Железнодорожного района отошел спортзал - под склады. А три года назад та же администрация «взяла под крыло» заводской клуб, один из лучших в городе. Собиралась переоборудовать его в центр молодежного досуга. А на деле превратила в развалины, где вместо молодежи коротают время привидения.

Заводское общежитие сейчас принадлежит трамвайно-троллейбусному парку, у которого завод арендует 60 койко-мест. Живут в основном семейные, до пяти человек в комнате. Так что вновь принятым труженикам в обозримом будущем не светит не только квартира, но даже «угол».

В бывшем механическом цехе, в котором сконцентрированы практически все остатки станкостроительного производства, во всю стену величественное, но изрядно поблекшее мозаичное панно: «Курсом Октября». Говорят, прежний директор требовал его замазать. Но так и не замазали.

Какой бы унылой не представала заводская жизнь, здесь рассказывают о восстановлении связей с потребителями. Токарно-револьверные автоматы повышенной точности в этом году пошли на пять крупнейших пермских предприятий, среди которых производственные объединения «Инкар» и «Галоген», завод им. Дзержинского и Мотивилихинская оборонка. Эти станки, позволяющие достигать абсолютного качества обработки при минимальном физическом участии оператора, покупают нынче и ярославский «Агат», и владимирский завод им. Дегтярева, и Всероссийский ядерный центр - бывший Челябинск-70. Решенное дело - договор о поставках в будущем году «АвтоВАЗу». Проявляют интерес к этой продукции и московские станкоторговые фирмы, а это перспектива восстановить заводской экспорт.

Одна из стратегических линий завода - налаживание ближних связей, работа на край. Изготовленные станкостроителями запчасти для БелАЗов идут в «Ургалуголь». 250 многофункциональных станков для четырехсторонней обработки древесины получили хабаровские деревообработчики.

Во время моего визита в заводоуправлении наблюдалось оживление - назавтра ждали заказчика из Южной Кореи. Забегая вперед, скажу, что контракт состоялся: 14 токарно-доделочных станков уйдут к восточному соседу.

В не столь давние времена коллектив завода насчитывал полторы тысячи человек. Сейчас ужался до двухсот. Но не только ужался, а и катастрофически состарился. Средний возраст - 53 года. Молодежь привлечь нечем. Есть базовое ГПТУ, но его выпускники при такой зарплате и «бытовых перспективах» не задерживаются. Ушли и, как правило, работают не по специальности большинство высококвалифицированных работников среднего возраста. Остались старики, которые ни к какому другому делу уже не приспособятся.

Стоило на Западе подскочить ценам на бензин, как покатилась волна народного гнева - демонстрации, пикеты. В Японии возмущенные какой-нибудь социальной несправедливостью трудящиеся в знак протеста могут сжечь чучело директора. Иду по заводу и думаю: вот где горнило пролетарского гнева, заповедник зюгановского электората. Рабочий же годами куска мяса в супе не может себе позволить! Но выяснилось, что коммунистов и лично Геннадия Андреевича станкостроители не жалуют. Равно как и все прочие политические партии и движения. Потому что никому не верят и защиты своих интересов ни от кого не ждут. По их мнению, все партийные лидеры одинаковы: пролез наверх - на народ плевать!

Заводчане не протестуют, потому что знают: толку от этого не было, нет и не будет. С этим свыклись. Народ хочет «назад в будущее»: чтоб жить, как при Брежневе, но командовал бы... Ишаев. Потому что Ишаев - «свой» и «дельный мужик», а правый он или левый - людям все равно. В лице губернатора уважают не власть, а конкретного индивидуума. Менталитет, понимаешь...

Рабочие во всем винят приватизацию. Бывший работник «Энергомаша» рассказывает, как она происходила там: «Приехал Чубайс. Я с ним на совещании нос к носу сидел. Говорит: «Разукрупняйтесь. Берите цеха, развивайте в каждом новые производства». Ему объясняли, мол, существует технологическая последовательность, нарушь ее - все развалится. А он кулаком по столу. В приказном порядке, как всегда. Стали разукрупняться, куда денешься. Мантулов появился... От предприятия - рожки да ножки!».

На станкостроительном все было по-другому. Здесь понимали, что менять принципы производственных отношений придется. Потому что выполнение плана и получение прибыли - не одно и то же. Долго спорили, на акционирование пошли осмысленно и даже с энтузиазмом. «А теперь - за что боролись, на то и напоролись», - говорит начальник цеха Ильчук. Но он понимает, что завод «напоролся» не просто на приватизацию.

Довелось видеть, как в селе мужик строит себе дом. Старый совсем обветшал. Хозяин провел вокруг него разметку, уложил фундамент, возвел сруб, так что старая халупа оказалась внутри нового строения, а потом частью была разобрана, а частью «вписалась» в новостройку. Жить под открытым небом не пришлось ни дня. Иностранцы, знакомясь с нашим «реформированием» производства, недоумевают: зачем было все ломать, не имея точного представления о том, что построишь? Зачем «разукрупнять» тот же «Энергомаш», выпускавший газоперекачивающие устройства для прибыльной сегодня газовой промышленности и превращать его в «мантуловскую лесопилку»? А потом средства от продажи природных ресурсов направлять «на поддержку» предприятия. Откуда взялись иллюзии, что рынок все сам собой отрегулирует - без семь раз отмерянной программы преобразований, без стратегии, тактики и элементарного правового контроля со стороны госструктур?

При выходе, над дверями проходной надпись из безвозвратно ушедшей эпохи: «Спасибо за добросовестный труд». И правда, спасибо тем, чьими усилиями прославленный некогда завод и сегодня может не ударить в грязь лицом на промышленной выставке. Вот только людям этим благодарить некого.»

В 2002 году станкостроительный завод признан банкротом, открыто конкурсное производство и к 2005 году предприятие было полностью ликвидировано. 

Но производство на заводе не остановилось.  Так, литейный цех был продан компании «Амур-машинери», которая занимается помимо продаж техническим обслуживанием и ремонтом спецтехники для различных работ: горнодобычи, лесозаготовок и т.д.

Один из сотрудников фирмы даже предоставил фотографии литейного цеха незадолго до реконструкции.  Сегодня фирма также арендует производственные помещения 6-го сборочного цеха у предприятия «Дальтехлазер», которое я упоминал в самом начале статьи.

Некоторое время в ремонтно-строительном цехе размещались мастерские Горводоканала по изготовлению труб из пластичного материала. До следующей смены собственника и ремонта в цехе сохранялось советское панно, которое было запечатлено в фильме студии «Велес» к 145-летию города.

Бывший механический цех № 4 практически не перестраивался, претерпев лишь косметические изменения, и также стал основой для размещения производства.

Ремонтно-механический цех № 10, а первоначально заводская котельная, сохранил свою историю в названии разнопрофильного автосервиса, разместившегося внутри него.

Но вернёмся к предприятию «Дальтехлазер». Именно оно вобрало в себя большую часть остатков заводского оборудования и стало местом работы для части заводских специалистов. А основной профиль деятельности бок о бок идёт с машиностроением.

История ЗАО «Дальтехлазер» ведёт свой отсчёт с 1998 года. Тогда был арендован 5-й опытный и часть 31-го механосборочного цехов завода им. Горького под производство металлоконструкций. А после банкротства станкостроительного завода в ходе торгов был приобретён бывший покрасочный и сборочный цеха и предприятие обзавелось отличной промышленной базой почти в географическом центре города.

На «Дальтехлазер» также перешла часть сотрудников пока ещё существующего, но давно «умирающего» завода им. Горького. Начальником производства стал бывший начальник 2-го цеха.

Руководит предприятием с 2002 года кандидат технических наук Кострубатов Александр Васильевич. Сегодня ЗАО «Дальтехлазер» способно изготавливать металлоконструкции и металлоизделия практически любой сложности.

В перечень технических возможностей предприятия входят конструкторские работы, производство и сборка металлоконструкций и металлоизделий, лазерная и плазменная резка материалов, сварочные работы любой сложности, обработка металлических изделий (расточные работы, фрезерные, сверлильные, шлифовальные, заточные, гибочные), покрасочные и монтажные работы.

Основная продукция - это лестничные ограждения, козырьки, заборы, ворота, решетки, флюгеры, опоры уличного освещения (ажурные навершие), изготовление букв (металл, пластик), знаков и элементов крепления, металлических урн, перегородок, пружин, клиньев анкеров насоса, щелевых фильтров для нефтедобывающей отрасли и иных изделий, изготовление символических ключей, памятных капсул из нержавеющей стали покрытой нитридом титана (под золото).

Часть производственных участков «Дальтехлазера» находится в здании главного блока цехов - одного из самых старых, если обратить внимание на перекрытия крыши. Оборудование – тоже из советского прошлого станкостроительного завода. В другом отделении в напоминание о назначении бывшего покрасочного цеха ХСЗ - над потолком размещаются мощные вытяжки. На балконе, который ведёт в административно-бытовые помещения, остатки советского художественного оформления цеха, а над одним из кабинетов до сих пор сохранилась табличка «красный уголок».

Такова история и современность станкостроительного завода, о котором, как казалось сперва, не осталось и следа.

Полный фотоотчёт с завода смотрите в группе «Индустриальное прошлое Дальнего Востока».

Благодарим за предоставленную информацию сотрудников Музея Истории города Хабаровска, в частности Марину Александровну и директора Валерия Фёдоровича, бывших сотрудников станкостроительного завода и лично директора ЗАО «Дальтехлазер» Александра Васильевича.

Автор: Александр Котиков.