Пирогов27

Общечеловеческое образование "18+"

Блокадная история

Реймен: "Клавдий Павлович обычно молчал и внимательно слушал. А когда к нему кто-нибудь обращался, - дедушка, травани чего-нибудь, - застенчиво улыбался и отвечал, - травить я не умею, а вот был у нас в бригаде такой случай. И выдавал историю. Причем всегда интересную и поучительную. Рассказчик он был великолепный. Вот одна из них."

Как я был звездой

Николай Таратухин: "Не могу сказать точно – пользовался ли я успехом у публики или нет, но пока мои концерты проходили в районных городах и пансионатах отдыха на побережье моря, она меня встречала и провожала довольно тепло. Слушателей всегда было очень много, и я своим исполнением, как сейчас принято говорить, срывал бурные, продолжительные аплодисменты."

Кто сказал, что мы живее их?

Захар Прилепин: "Кто вам сказал, что сами вы живее поэта и разведчика Павла Когана, погибшего в 1942 году? Живее стрелка пулемётной роты Николая Майорова, погибшего в том же 1942-м? Живее поэта и командира миномётного взвода Михаила Кульчицкого, погибшего в 1943 году?"

Иван да Марья

Людмила Рогочая: "Иван да Марья. Так звали семью Аникиных за умение жить в ладу друг с другом. Да они и были единое целое, как этот до боли с русским именем цветок. «Ванечка, Манечка, Манечка, Ванечка», – слышали друзья и соседи. Пятнадцать лет на одном дыхании."

Как Настя не стала плохой девочкой

Надежда Дьяченко: "Раннее утро. Настя полила огуречную грядку, подошла к соседскому забору и через щель сорвала с их грядки огурец. Съела, походила между грядок, поматерилась. Потом сходила в безлюдный переулок и написала на огородном заборе из горбыля матерный стишок."

Воспоминания об отце

Александр Вулых: "Оставался единственный вариант, который грозил архитектору самыми большими неприятностями. Но он был единственным – сломать прямой луч и обогнуть церковь дорожным движением проспекта. Отец именно так и сделал."

Соната весны

Игорь Муханов: "Оттепель – передовая наступательная сила весны – с конца февраля начинает проявлять себя часто и уверенно. А после того, как в лесу пойдут проталины, можно будет говорить и о полной капитуляции всех сил зимы."

Еще полетаем...

Аркадий Паранский: "Пониманию нету цены, и на сдачу не купишь удачи, только знаю, что слишком ценны все ответы к несложной задаче, перемножившей случай на два и мечтавшей о нужном «четыре», но не сладившей с чувством едва в озлоблённо-бесчувственном мире."

Текущая страница: 4 из 42